?

Log in

Сенсации и замечания

Некоторые, как я недавно узнала,
всерьёз думают, что Курдюкова – это моя девичья фамилия.

Нет, дорогие таково думающие.
Мадам Курдюкова - это всего лишь мой ник.


А со мной можно познакомиться, например, тут.
Или тут.
Или здесь.
Мне к этому почти нечего добавить. Разве что записи в блоге.

второй верхний пост

завела список в алфавитном порядке,
города и объекты по тэгам "может и нет никакой Бельгии" и "может и нет никакой Бебельгии"

чик - и ты уже на небесах

Попросили показать мою коллекцию оружия.


я хожу туда трогать дикарские вещиСвернуть )
Проапдейтила этим новым научным достижением свой  старый, но любимый постинг.

Просто для порядку и в качестве очередной иллюстрации.
Козеточку-то я таки обила. Топором, и ограбила.


там ещё сюзане, неопознанноеСвернуть )

о бытовой технике опять

Когда хлебопечка начинает месить, вот только начинает! с регулярным мягким всхрапыванием возить по стенкам своей черной камеры клок будущего теста, и непременно кусочек-другой залипнет в углу, оторвавшись от большой материнской медузы. Винт вертит ее тупо-сосредоточенно, она переваливается и тянется ото дна на сторону, и наваливается поочередно на каждую из стенок, вжик-плямс, и вот, кажется, сейчас подцепит из угла эту чайную ложку отставшей размазни – но нет, не задело, поехало дальше, жирный прибой неповоротливо ляпает и ляпает по кругу, волоча за собой ложноножки. И хочется пальцем подпихнуть отставший кусок – месись, мол, со всей массой! – но я этого никогда не делаю. Во-первых, занятно убеждаться, что тесто, разбухая в строго рассчитанном тепле, всегда рано или поздно добирается до заныкавшегося в угол дезертир-кусочка.

А во-вторых, это очень похоже на иллюстрацию к «Дубровскому».

как соединялись точечки

Вернувшийся наконец из России Медведь написал интересного, дай-ка переведу для неанглофонов.

История Русской Церкви всегда смущала меня.
Проще говоря, насколько я узнал из семинарского курса, она (история) состоит из ряда этаких точечных вершин, длительностью где-то в полвека, связанных с каким-либо великим святым и одним поколением его учеников: свв. Антоний и Феодосий в 11-м в., потом св. Сергий Радонежский в 14-м, потом св. Нил Сорский в 16-м, и затем вобчем ничего, кроме, может быть, св. Тихона Задонского в сер. 18-го в. – ажно до самых Паисия Величковского, Серафима Саровского и Оптинских старцев в конце 18-го – нач. 19-го в.

Для меня вопрос – а как соединялись эти точечки? Как осуществлялась (если осуществлялась, ага) преемственность русской духовности? Что соединяло – если вообще соединяло – Антония с Сергием, потом с Нилом, потом с Тихоном и так далее? Замечу, что из вышепоименованных святых – Антоний, Нил и Паисий суть «импортные», пришедшие к зрелой духовности вне России. Только Сергий, Тихон и Серафим были полностью «мэйд ин Раша».

Можно задать вопрос и иначе: что происходило с монастырями в это время? Можно ли говорить о традиции, в смысле передачи христианского учения, христианского способа бытия, от одного поколения к другому, - в монастырях? Есть у меня подозрение, что вряд ли. Похоже, что человек высокой духовности появлялся как бы ниоткуда, по милости Божией. У него были ученики – следующее поколение, максимум два, а затем всё угасало – пока, по милости Божией, не появлялся новый великий святой, спустя три-четыре поколения.

Где же преемственность (если она вообще есть)? Или она фактически осуществлялась в основном через обряд, тщательно соблюдаемый от одного поколения к другому как нечто почитаемое за весьма ценное-драгоценное – даже если не всегда понятное?

пораженная мыслью

Маруся только что прочла из классика, там вверху слева отмечено, с. 118 -



Искусство великих стилистических эпох полностью выражает человека именно потому, что в эти эпохи он не занят исключительно собою, не оглядывается ежеминутно на себя, обращен, если не к Творцу, то к творению, в несказанном его единстве, не к себе, а к тому высшему, чем он жив и что в нем живет. Всё только человеческое – ниже человека. В том искусстве нет и человека, где хочет быть только человек.

А в том искусстве, где «хочет быть» ( т.е. кто-то - вы все знаете кто - решил, что хочет быть) – только Бог, как бы без человека? Выше оно или ниже?
Уж каково я люблю читать картинки и знаю, что только картинки не умеют лгать – но иной раз и текст такую жирную точку над i поставит, что мама не горюй. Вот нам например.



Мне никогда не нравился этот сюжет, вырванный из контекста Тайной Вечери и приобретший подозрительную популярность в последние лет этак пятнадцать. Настолько модным сделавшийся, что даже был избран официальным штандартом-логотипом той православной богословской школы,  в которой я так и не училась.

И сюжет мне не нравился, и приличного исполнения  никогда не видела.
А вот теперь оно мне попалось на просторах с (каноническим) надписанием, не могу не забрать к себе такую прелесть.

Перевожу с традиционного языка европравославия: УНЕВЕЩУ ТЕБЯ СЕБЕ В НЕЖНОСТИ.
(для непривычных к византийской манере выражаться – «уневестить» означает «сделать невестой». Впрочем, французское слово можно перевести и как «сделаю женихом», короче, брачным партнером).

Самой-то мне комментировать это лень, а вообще – не возбраняется.

о бытовой химии

Это был самый конец 70-х, дно, днище эпохи застоя. Как-то в гостях у одной подружки, родители которой были слегка выездные, по спортивной, кажется, линии, мы сочиняли закуску на кухне, предки хозяйкины отсутствовали, весь мир был наш. Одна девочка, пусть называется Валя, вертела в руках нездешнего вида и происхождения сосуды, толпившиеся на полочке у кухонной раковины.

- А это что? А это откуда? А для чего оно? – спрашивала Валечка.

И хозяйка, девочка веселая и Валечку несколько презиравшая за медленность интеллекта, возьми да и ответь ей: – А это крэм для рук, из Франции, с самовопарижу. Все кинулись  к крему, но прочесть на баночке, что это была паста для мытья всех-на-свете поверхностей, и не из Парижу, а из ГДР, успела только я, да и то не вслух, хозяйка толкнула меня локтем в бок.

- Могу подарить, - сказала она Валечке. – Бери, там уже немного осталось, хоть попробуешь. А у нас ещё есть.

Валечка со слезами счастья спрятала на груди страшную баночку.

- Ты что! – зашипела я хозяйке, пока мы несли из кухни бутеры в так наз. залу. – Она же этим намажется, сразу всё поймет и глаза тебе выцарапает.
- Бггг, - отвечала хозяйка. – За дурость надо расплачиваться.
В самом деле, подумала я. Ну намажется, сразу поймёт и смоет. Не облезет же. А за дурость и всамделе надо расплачиваться.

Ну и чем всё кончилось?
чем, чем?Свернуть )

Profile

загадочная
mmekourdukova
mmekourdukova

Latest Month

Сентябрь 2016
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com