загадочная

Сенсации и замечания

Некоторые, как я недавно узнала,
всерьёз думают, что Курдюкова – это моя девичья фамилия.

Нет, дорогие таково думающие.

МАДАМ КУРДЮКОВА - это всего лишь мой ник.


А со мной можно познакомиться, например, ТУТ , ещё ТУТ и ещё ТУТ  - инфу обновляю, когда (если) замечаю, что хостинг опять схлопнулся.
Мне к этому почти нечего добавить. Разве что записи в блоге.
молчу-молчу

болд мой

«Буколические сюжеты, так кажется этот стиль называется»

отсюда

Везёт же некоторым на комментаторов.

Апдейт - а вот и ещё в тему https://tito0107.livejournal.com/1637322.html#comments

Апдейт - про КАНОНИЧЕСКУЮ ИКОНОПИСЬ - или

ещё немного несложного о правилах поведения в этой ЖЖ-шечке .
гертруда

две незагадочные картины

Пусть антично-академическая когтеточка, уже победоносно побежденная целым рядом победителей, ещё неск. часов повисит,  а то опозданты опять будут жаловаться, что их лишили плезира голову сломать.



А вам пока ещё две картины из того же источника. Подарок психологам от наших бельгийских мастеров кисти и резца, тксть.

Collapse )
котизГуббио

три загадочные картинки

Отряхивая пыль с подшивки "Магазэн Питтореск" за 1875 год, отсканила для вечности две загадочные картинки, на старинном языке ребусами именуемые.



На первой надо найти зоотехника,Collapse )АПДЕЙТ -
ура, первый практически правильный (хотя и не полностью блестящий) ответ от френда alexeydm_ikn, слава ему! ... и тут же френд afuchs - ответ уже вполне блестящий, неменьшая слава!
...и plynius_secund !
и jackclubs2!
и st_preux !
и messaggiera !
и seminarist!
и timur0!
и ext_5154020!
и bona_mente!


состязающимся в проницательности отгадчикам подсказка - не ищите конкретного классического персонажа, но думайте об конкретну классическу ситуацию.
Картинка - ОЧЕНЬ эксплицитная, очень необходимо-достаточная, прямо в лоб. Настолько, что, если бы мне вдруг заказали нарисовать этот сюжет, я бы изобразила в точности такую мизансцену.
молчу-молчу

Новелла неустарелла

Вот я удивляюсь больше всего двум вещам – на небе частым звёздочкам да дремучей альтернативной одаренности некоторых , которые всерьёз на голубом глазу приводят  известную боккаччиеву  новеллу (Еврей Авраам, вследствие увещаний Джианнотто ди Чивиньи, отправляется к римскому двору и, увидя там развращенность служителей церкви, возвращается в Париж, где и становится христианином) в качестве аргумента в пользу необходимости смиренного терпения ситуации в нынешней РПЦ.
Collapse )

Им что, в семинариях ихних не объясняют, что эта знаменитая новелла – столь же очевидный и бесспорный документ движения Реформации, что и проповедь Джона Уиклифа или Лютеровы Тезисы?
молчу-молчу

что такое, по-вашему, теолог или же богослов?

Дорогая френдесса задала этот ребром-вопрос в каментах к ценному постингу о. Медведя.

А у меня появился повод поделиться недавним впечатлением.

Книга «Монастырь в миру» богослова протоиерея Валентина Свенцицкого давно пылилась на полочке, когда-то привезенная из очередного медвежьего половничества в Россию. Я полистала – нучо, ещё один школьный реферат по Игнатию Брянчанинову, тока толстый. Поставила обратно на полочку.

Так она там и стояла, пока я не наткнулась в Сети на, ээ, художественные расказы того же протоиерея.

Ознакомилась с замиранием сердца. Ну, как вам описать творчество писателя? Это же не картинки, не покажешь во мгновение ока. В двух словах - продукт относится к продукту раннего Чехова примерно так, как сей последний относится к продукту зрелого Мопассана.
То есть дно, днище.
А, или вот ещё – похоже на сценарии до-оттепельного советского кинематографа. Тот же уровень
раскрытия таинственных глубин сердца, тот же градус мастерства психологической рисовки (оба выражения болдом принадлежат тёте Вике). Это когда он пишет про нас, про мирян. А когда он пишет про духовное сословие, с мягким юморком, да – то просто волосы дыбом встают. Нет, не от мастерства психрисовки, а от мяхкого его йуморка применительно к таким героям и таким ситуациям.

И, значит, ознакомившись с беллетристикою богослова, с миром манекенов и уродов в русских народных костюмах, я взялась засучив рукава за его богословие. И одолела! Даже занятно было. Как же не занятно – видеть убогого пошляка, шьющего белыми нитками быдлопиесы из быдложизни, в роли наставника во всём этом, в  православной медитации, православном зикре джахри и зикре хафи и зикре аль-хавасс, тоже православном.

Как хорошо, хочу я сказать, что этот богослов писал также и беллетристику. А то ведь когда берешь в руки страниц пятьсот чистейшего богословия, то какой-то кредит респекта шевелится у тебя внутри, и – вот такой фокус! – ты читаешь, ты нудишь себя читать (или навыкаешь читать, нудочегоже нравятся мне эти наши духовные понятия, нудить и навыкать), и респект не колеблется. Потому что не может же учить тебя Молитве Иисусовой дешевый плоский бездельник-графоман, это был бы парадоскъ и оксюморон.

Мы же знаем наверняка, что только какая-нибудь аниматорша йогических курсов при провинциальном клубе где-нибудь в гнилых европах может быть обыкновенной стриженой печёной в солярии ТП, а вот наш православный учитель молитвы Иисусовой – он всегда Достигший Исихазма Исихаст. По определению. Смрад, любой смрад, полностью перебит ладаном.

Поэтому возможность полюбоваться на одно и то же лицо как с ладаном, так и без ладана – бесценна. Всё сразу встаёт на свои места.

Кстати, необязательно беллетристику писать. Богослов, богословствующий о православном зикре аль-хавасс, может и картинки рисовать, с картинками даже понятней.
подозреваю худшее

Добрый сказочник

(дорогой френд пробудил воспоминанья)



С этим автором, я думаю, знаком каждый, миллионными тиражами, десятками переизданий, в каждом доме, в каждом детсаду и в каждой библиотеке – скажите, как оно вам было В ДЕТСТВЕ? Когда вы являлись (официальной) таргет-группой?
Collapse )
загадочная

Соня Мармеладова как малохристианка

Константин Леонтьев, как известно, Достоевского не слишком жаловал, и Сонечку Мармеладову лучом света в темном царстве не считал.



Вот какую предъяву он ей (и отцу ея ФМД, конечно) предъявляет –


«...(В «Преступлении и наказании») представительницею религии являлась почти исключительно несчастная дочь Мармеладова (торговавшая собою по нужде); но и она читала только Евангелие... В этом еще мало христианского - Евангелие может читать и молодая англичанка, находящаяся в таком же положении, как и Соня Мармеладова. Чтобы быть православным, необходимо делом избегать зла и творить благо; а иначе из самого Священного Писания можно извлечь и скопчество, и лютеранство, и молоканство и другие лжеучения, которых так много и которые все сами себя выводят прямо из Евангелия (или вообще из Библии). Помилуйте, ведь эта молодая девушка (Мармеладова) не стала искать честного заработка или стремиться к честному браку, но произвольно пошла на глубокое нравственное падение, да ещё и впоследствии закрепила оное произвольною же подпискою на постоянное в нем пребывание, как в одном из цехов ремесленных. Тогда как в действительной жизни подобная женщина, если бы только в ней проснулось живое религиозное чувство, искала бы иных путей заработка. И в самом Петербурге, и поблизости все это можно ведь найти. Тысячи женщин низших сословий работают на фабриках и в мастерских, сотни неимущих образованных девушек живут уроками и гувернерством, и ни один архиерей, ни один петербургский приходский священник не отказался бы помочь благородной, но бедной девице в приискании места. Видно из этого, что г. Достоевский в то время, когда писал "Преступление и наказание", очень мало о настоящем (то есть о церковном) христианстве думал.»

И как вам оно?


Collapse )
ну-ну

Хисторикал фикшен, или Чего никак не может случиться с русской женщиной

Слушаю ушами современный английский приключроман из эпохи зрелого Эраста Фандорина, и там тоже много про нас, русских. Очень забористо местами.

Например. Гирой, русский анархист, в юности имел бурный роман с девицей из самых сливочных придворных кругов (познакомились молодые люди в книжном магазине, вай нот, а чотакова? и неоднократно занимались любовью на квартире у гироя, ну а чем ещё могут заниматься русские девицы? Со времени появления бестселлера про рускую деву Ариану - ничем другим). Папа девицы в конце концов узнаёт о похождениях дочери и принимает крутые меры: анархиста предаёт в руки Охраны – это русское слово со знанием дела фигуряет в романе постоянно – а дочку экстренно выдаёт за английского дипломата.
Так вот, через двадцать лет гирой, по-прежнему голодранец и анархист-террорист, вдруг случайно находит свою пропавшую из виду Лидию в Лондоне, на самом социальном верху.
И является к ней в дом. Своего имени он лакею назвать не может по соображениям конспирации.
– Скажи, старина, что госпожу желает видеть её петербургский знакомый Константин Дмитриевич Левин, - находится находчивый анархист.

Лидия слышит от лакея это имя – и...
Collapse )