?

Log in

No account? Create an account

Сенсации и замечания

Некоторые, как я недавно узнала,
всерьёз думают, что Курдюкова – это моя девичья фамилия.

Нет, дорогие таково думающие.

МАДАМ КУРДЮКОВА - это всего лишь мой ник.


А со мной можно познакомиться, например, тут.
Или тут.
Или здесь.
Мне к этому почти нечего добавить. Разве что записи в блоге.

второй верхний пост

завела список в алфавитном порядке,
города и объекты по тэгам "может и нет никакой Бельгии" и "может и нет никакой Бебельгии"

болд мой

«Буколические сюжеты, так кажется этот стиль называется»

отсюда

Везёт же некоторым на комментаторов.

Апдейт - про КАНОНИЧЕСКУЮ ИКОНОПИСЬ - или

ещё немного несложного о правилах поведения в этой ЖЖ-шечке .
Тут возникла веточка каментов, из которой я умозаключила, что было бы полезным немножко распутать ситуацию с «верхней границей» академического реализма.
С нижней-то границей понятно: академизм постепенно крепнет, восходя от иконной стилистики, которую мы условно называем средневековой, в стремлении ко 1) все точнейшему сходству с сетчаточным отображением Творения и 2) к святости. Вопрос же по ссылке встал – а где/когда ар-нуво начинается?


В смысле почему.

Начинается он потому, что академический подход к изобразительности себя исчерпал, особенно изобретение фотографических с натуры снимков, легко допрыгнув одним скачком до потолка, к которому академизм изо всех жил тянулся, разочаровало художников христианского мира в их стремлениях нарисовать точь-в-точь как вижу, и тем самым сосредоточило на вопросе «а что я этим сказать-то хочу».

Собственно, про всё это мы уже писали, а вы читали, в «Опыте введения в христианское искусствознание», сс. 152-153,

там длинная цитата, кто читал всю книжку, тот под катом ничего не забылСвернуть )
- а тут я только коротко-конкретно про границы между академизмом и ар-нуво. Как действовал механизм «жертва-приобретение» для этого стиля. Почему Бердсли – он самый что ни на есть ар-нуво, а Берн-Джонс ещё не, а Васнецов и вовсе не.

1.
Настоящий ар-нуво, как и все другие настоящие постакадемические стили и направления, происходит от полноты владения академической изобразительностью, от переплескивания ее через край. У Васнецова, который в зрелый свой период едва-едва достигал уровня учителя своего и кумира
Вильяма Адольфа Бугро, - откуда бы та полнота и то переплескивание? Да, он на рубеже веков пленялся средневековым искусством, отечественным новооткрытым в том числе, но стилистические подвижки, в отличие от сюжетных, происходят всегда медленно и трудно, он и начал было обращаться к средневековому изобразительному инструментарию, лапкой потихоньку пробовать, да не успел, просто не успел, 1848-1926 же, да с поправкой на Россию же, академизм не успел упереться в потолок, ВВ не успел дожить.

А Берн-Джонс (1833-98)? Он тоже не успел.

А Бердсли (1872-98)? Вот он – успел. А просто родился на сорок лет позже и не нес в себе академической, так сказать, инерции. Вокруг него академизм уже начал переплескиваться через край – поэтому он, хотя лично-сам и не прошел высокой академической школы, - успел.

2.
Настоящий ар-нуво переплескивается через край – куда именно, в отличие от прочих постакадемических стилей и направлений? специфика у него какая? – восточная. Ар-нуво жертвует частью академического реализма, давая место именно восточным выразительным находкам. Японская гравюра прежде всего, всякие индокитаи и таити тоже постольку-поскольку. Но главным образом японский маньеризм, кто не знает, что такое маньеризм, пусть читает у меня тэг
маньеризм. Да, японский маньеризм, как любой маньеризм, обладает чертами средневековой изобразительности, и поэтому да, можно сказать и так, что ар-нуво возвращается к оной – но это было бы слишком общо. Потому что христианская средневековая изобразительность имела иные цели, нежели восточная (потому христианская и изменялась несмотря на все маньеризмы, а восточная в маньеризмах закисла). Для ар-нуво специфичен именно ориентальный, а не «христианский», маньеризм, и соответствующая этому маньеризму духовность (я напоминаю, что где выразительность, там и духовность, весь вопрос, какая именно). Тонкие и сладкие духи, опиумный дымок, условная свобода от буржуазной морали, гейша, прикрываясь фарфоровым веером, сбрасывает шелковую паранджу в нефритовую вазу с ядовитым сакэ, таитянки узывно трясут потрясисями в занавесях зарослях бамбука, вот всё это.

Вот поэтому Васнецов, который был передовым в самом лучшем смысле слова христианским художником своего времени, к ар-нуво не имеет вообще никакого отношения. На кой ляд ему сдался ориентальный маньеризм и все эти гейши. Обращение к средневековым средствам художественной выразительности – да, а вот гейши – нет. Это совсем разные пироги.

И Берн-Джонсу тоже никакого лешего в гейшах не надобно было. Он тоже был иконописец, христианский мистик, абажал свое родное европейское Средневековье, женщин в его жизни и без гейш было предостаточно. К тому же он (лично он, не его эпоха, а лично он) довольно слабо рисовал в академической традиции, а это не располагает к отказу от академизма, художник чувствует, что в этой области ему ещё есть куда двигаться, потолок не достигнут. Поэтому его медиевистские-романтические-готические штучки на 90% принадлежат к области сюжета,  и едва на 10% - к области стиля, и это не ориентальный маньеризм у него, а родной христианский предренессанс. Т.е. никакой стилистической ар-нувошной специфики нет. Есть только некоторая подкрашенность. Родным средневековьем – непервоклассного академизма.

А Бердсли, державший нос по ветру, по самым свежим культурным ветрам, прямо и именно с ориентального маньеризма и начал. Даром что школы у него хорошей не было, зато были дарование и харизма. И отпетый младой гедонизм и чувственность. На них юноша и двинул вперед новый небывалый стиль, впоследствии названный ар-нуво и ещё всяко.

Который стиль, прошу прощения за повторную репетицию, действительно возвращается к средневековым средствам художественной выразительности, т.е. в нем вновь обретает могучее значение абстрактный язык пятна, линии, текстуры, ритма, цвета) – но направление этой выразительности небывалое во христианстве, а вернее, оно апостатическое. Выразительность ар-нуво выражает не что попало, а группу совершенно конкретных сантиманов и духовно-душевных состояний, каких? А см. там выше пассаж про гейш. Зависит от дозы, конечно, доза у каждого ар-нувошного художника своя, бывает совсем чуть-чуть, как у зрелого Мориса Дени, а бывает прямо по уши и ничего кроме, как у юного Бердсли.

В заключение скажу, что к общим принципам средневековой изобразительности восходят, нито возвращаются, даже и все фигуративные постакадемические стили, направления, школы, манеры, пошибы, все-все! Включая даже «современную традиционную икону»! – кроме одного только импрессионизма.

Но у всякого постакадемического стиля и пошиба свой особый ответ на вопрос «зачем возвращаться?».

По поводу нашейпобеды, или перехода европейских русско-экзархатских приходов в РПЦ.

Ну да, некоторое количество различного качества недвижимости РПЦ приобрела (дада, уже приобрела! Прецедент с собором в Ницце вполне предопределяет, ящетаю, судьбу как всех прославленных и добротных стен, вроде рю Дарю, так и всех прославленных, но ветром подбитых трущоб, вроде Сен-Серж). Недвижимость точно приобретена, в кармане уже. Она же не делится, недвижимость.

Но приобретены также и люди, половина которых голосовала против другой половины.

По очень важному вопросу голосовала.

...или, вариант, по неважному.

Вот я пытаюсь сообразить, что нам лучше – считать этот вопрос важным?

Или, наоборот, неважным?

А впрочем, и то и другое равно знаменательно.

В том же Шалоне-ан-Шампань надгробий несколько, одной руки -



Какие женщины!интеллигентные!Свернуть )

Реймс

Витражишагалла в Соборе производят потрясающее впечатление действие.



како тако действие?Свернуть )

Фальшаков в провинциальных музэях, конечно, хватает. Иной раз приятно зреть, что они уже разоблаченными выставлены, так и пишется – 19 в., в стиле 16 в., нагрели нашего хранителя, или там дарителя, как ребионка.

А иной раз просто срамотища.

срамотищу смотреть поближеСвернуть )

в Клерво уже пускают

Аббатство-то Клерво, которое испокон веков было закрыто для посещений, теперь открыто, вэлкам.

Но фоток не будет, потому что оно строго засекречено.

Туда пускают только самыми малыми группами и под конвоем, фотоаппараты застегнуты в сумках и мобилы отключены.

Потому что оно как перешло при Наполеоне из епархиального управления в Министерство Юстиции, так теперь на две трети и состоит в том министерстве, а Минкульт только совсем недавно оттягало себе половину, и та, надо сказать, сильно в руинах.
А на остальной территории как была тюрьма, так и есть, ее видно через забор.

Собственно, экскурсия столько же про аббатство, сколько про старую тюрьму, знаменитую и крупнейшую долгосрочную отсидочную тюрьму, неоднократно воспетую Виктором Гюго.

Любопытно, что корпус братьев-конвертов (общий дортуар человек на 600 и такая же трапезная) служили каторжными мастерскими, и поэтому не были особо загажены Минюстом, и теперь их бесконечные готические пространства колера слоновой кости, с аховой акустикой и сияющими каменными полами, составляют духовную часть экспозиции. А шикарное каре корпуса «хоровых» братьев, с их отдельными келиями, пошло под заключенных. Барочные фасады с четырехметровыми окнами украсились изнутри цифровой разметкой, дверями с кормушками, глазками в стенах и этакими, извините, колодцами под параши – параши стояли снаружи, изнутри было только седалище очка, очень функционально. Разделили ре-де-шоссе на два яруса, и всего получилось 600 000 квадратных метров жилплощади. Которой вовсю пользовались до 1960-х даже годов.
Как известно, до 1905 года посещение мессы было обязательно для всех осУжденных, и трапезная в корпусе «хоровых» братьев была остроумно переоборудована в тюремную церкву. Там устроили двухъярусную галерею, как бы в театре, чтобы можно было на каждый ярус выгонять весь относящийся к оному этаж, не допуская смешения. При этом, естессна, пострадала часть убранства трапезной, которая вся была расписана аллегориями добродетелей, то есть женщинами приятными во всех отношениях. Женщины, оказавшиеся на галереях, погибли, но остальные аллегории и сейчас в прекрасном состоянии.

Двор внутри каре, т.е. клуатр,  использовался как прогулочный. Интересно, что к моменту изгнания монахов (а их, кстати, к тому моменту и без того осталось десятка три, супротив девятисот в эпоху больших строек) клуатр ещё не был отделан окончательно, и посреди его почему-то решили не устраивать классического колодезя, который испокон веков непременно бывал там вырыт и собою многое символизировал. А устроили там изящное, тоже барокко всё такое, отхожее место.

Ну как после этого монастырю было не перейти в ведомство Министерства юстиции.

в Шампани

мы, говорю, в Шампани на этой неделе. Как только жара спала и все гости разъехались.
Перед тем как опять в хомут.


Смотреть необъятные романские церквы по микроскопическим городишкам и селениям.
мы тут былиСвернуть )

Profile

загадочная
mmekourdukova
mmekourdukova

Latest Month

Сентябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com