загадочная

Сенсации и замечания

Некоторые, как я недавно узнала,
всерьёз думают, что Курдюкова – это моя девичья фамилия.

Нет, дорогие таково думающие.

МАДАМ КУРДЮКОВА - это всего лишь мой ник.


А со мной можно познакомиться, например, ТУТ , ещё ТУТ и ещё ТУТ  - инфу обновляю, когда (если) замечаю, что хостинг опять схлопнулся.
Мне к этому почти нечего добавить. Разве что записи в блоге.
молчу-молчу

болд мой

«Буколические сюжеты, так кажется этот стиль называется»

отсюда

Везёт же некоторым на комментаторов.

Апдейт - про КАНОНИЧЕСКУЮ ИКОНОПИСЬ - или

ещё немного несложного о правилах поведения в этой ЖЖ-шечке .
естьженщиныврусскихселеньях

Тиберия Второго Константина двадцатикратный мультипль к праздничку

Мне одной очевидно, что это подделка, или вы тоже всё поняли сразу?





Отсюда


Сравнивать можно с картинками, легко выгугливаемыми по слову Monza ampullae.

покупать медальку?

нет, это стопудово фейк
2(33.3%)
нет, это, пожалуй, фейк
2(33.3%)
йес! тру бизантайн!
2(33.3%)
гертруда

хроник ещё

Что до якобы отмирания социальных связей, которыми запугивают нас тут некоторые, то к концу третьей недели карантина я наблюдаю скорее обратное. Кроме оживления переписки и даже телефонических рандеву, (бесконтактное) общение в реальной жизни не только не увядает, но даже крепнет. На вечерний аплодисмент в честь медиков и прочих героев эпидемического фронта мы высовываемся непременно. И чрез то узнали в лицо всех своих соседей. Также и их образ жизни стал прозрачнее, день за днём вырисовывается, у кого сколько и каких детей, где чья машинка и собака, кто выходит на работу и кто только гулять. Напротив, за двумя рядами каштанов и трамвайными путями, -  семья с тремя детьми, на вид от четырех до десяти лет, в полдень выезжают на променад с папой на трех велосипедах, вечером яростно аплодируют, прыгают и машут нам руками. Пробежки не-семейными группами сразу отличишь от семейных – товарищи по физкультурным подвигам бегут или идут не кучкой, а гуськом на расстоянии двух-трех метров один от другого, переговариваясь на ходу. Парень на подступах к парку (парк закрыт) делает гимнастику и приветствует всех прохожих ободряющими воплями, они (мы) машем и отвечаем.


Когда сидишь и шьешь у окна в рэ-де-шоссе, раньше все проходили мимо не глядя, а теперь – практически каждый прохожий заглянет и непременно улыбнется, под маской или так. А вчерась приличная дама заглянула и встала как вкопанная. Носом к стеклу – Ой, звиняйте, это вы маски шьёте? (а я как раз их-то и шила для приятеля и его семьи) – Ну дык. – А можно и мне? Я заплачу! – Я даром сошью! – Нет, мне три штуки нужно! – Ок, завтра в этот же час.


Похвастаться, что я ей сшила три намордника во славу Божию, не могу, потому что она пригрозила накупить мне шоколаду и засунуть в почтовый ящик, если я не возьму заработанных денех. Короче, мы обнялись через стекло со слезами взаимной благодарности.
Вообще – за стеклами царит жизнь. Многие подсели работать поближе к окну, иные вечером зажигают небольшие иллюминации, иные вывешивают ободряющие лозунги и детские рисунки, агитплакаты «держись, всё будет хорошо».


Кого мне больше всего жалко в условиях самоизоляции – есть на свете пары, связанные любовью, но (пока ещё) не совместным проживанием. Вот эта самая молодежь, которую с высоты православных амвонов поливают за разврат, - они сейчас перешли на бесконтактное общение. Не потому, что добрачная близость публично определяется ведущими православными богословами как бесплатная проституция, а просто потому, что, например, у парня в доме живет жиличка 70+, или девица возит еду своему преподу диабетику, да и вообще – у всех самоизоляция, сталбыть, и нам нельзя. (я прям в толк не возьму, как это? вот как это? они же не упражнялись долгие годы в христианской аскезе по веками проверенным рецептам, не постились и не клали поклонов, готовясь к великим подвигам – и воттенате, когда пришел час аскетического подвига в реальной жизни, они его совершают!)

И ещё я думаю, что эти времена вынужденного бесконтактного общения таким парам только на пользу пойдут. Если там, конечно, действительно любовь.

А всем остальным нечего даже и жаловаться на необходимость воздержания от контактов.

Социальные связи, хачусказать, - это валентности.

Если самые валентности есть, то и формы для них найдутся.
естьженщиныврусскихселеньях

о небольших нравственных усилиях и небольших самоограничениях

Даже не допуская мысли, что кто-то ещё не видел «Ненависть нации», 6 эпизод 3 сезон «Черного зеркала» , прямо перехожу к быказарога –
От нации, после того, как был раскрыт секрет программы ежедневных убийств, требовалось-то всего ничего – требовалось всего-то никогда больше не играть в эту аццкую игру, никогда больше не выражать своего сетевого «пфе» тупым нажатием готового, убийцею заготовленного, дизлайка, - что ж тут сложного! И больше никому никогда неизбежная металлическая вошь не выест мозг (а если такое вдруг случится, то преступником уже будет не фатум и не коллективное сознание, но один конкретный отморозок, прекрасно осведомленный о последствиях нажатия мышкою на виртуальное «сдохни»).


Но тупой сообразительный чиновник решил, что нацию надо избавить даже от этого нравственного мини-усилия, даже от этого нано-самоограничения. Как же можно полагаться на гражданские чувства этого стада? Можно же остановить всю программу, это быстрее, проще и надежнее. А то мало ли, вдруг отдельные сетевые дураки будут продолжать тыкать в хэш-тэг, и система будет срабатывать, даже если дураков будет не триста восемьдесят семь тысяч и тридцать шесть, а всего один. Или два. Не-не, зачем нам риски нравственного выбора и апелляции к обществу, к нравственному чувству каждого отдельного члена общества, когда есть стопудово надежный способ обезопасить всех раз и навсегда.


Тыц! – Обезопасил.


Хочу сказать, в условиях нынешней эпидемии этот эпизод приобретает особенное звучание.
епископмарков

актуальный образ

Маленький, 18х15, Григорий Великий, с намёком на чудо спасения Рима от чумы.




А то тут на днях некоторые представители Третьего Рима, почитающие своей главной задачей обличение Рима первого, сгоряча поливали св. Григория Великого и чудеса его с высоты своего православия презрительным хохотом, и мне стало обидно за святителя, которого в настоящих обстоятельствах следовало бы почитать особым почитанием.
естьженщиныврусскихселеньях

у нас вотка кие дела

Высунулась в Альды, впервые дней за десять. Да, при входе очередь на четверть часа, один вышел, один вошел, но это в час пик. Телегу брать обязательно, к ей салфетки выдаются протереть – хоть до, хоть после, хоть до и после. Публика по большей части в масках, фабришных и индпошитых, и почти все в перчатках, надевают то и другое перед входом. Ассортимент весь на месте, посетители естественно распределяются так, чтобы исключить пересечения. У касс очередей нет, т.е. приятно компенсируются (хотя и не в полной мере) потери времени на входе. Платить просят картою, но если у кого нету, то и наличными берут. По дороге видала ещё большую био-лавку веганскую, у них перчатки посетителям даром прямо на входе выложены, но висит призыв брать по одной. Логично.


Народу на улицах немного, половина замаскированных, и не менее трети бегунов за здоровьем, многие бегут по довольно пустынной проезжей части, чтобы не петлять вокруг тротуарных прохожих.


Видела, как теперь в гости ходят – хозяева стоят в глубине вестибюля, гость – снаружи в метре от порога, и разговаривают. Или хозяин сидит на подоконнике, среди горшков с рассадой, и общается с гостем. Видела, как молодежь ходит на свидания – парень на тротуаре, дева в окошке. И я сама не подвергалась видела, но говорят, что собравшихся на улице или в парке группами – штрафуют, и чувствительно.


Но это в сильнохороших и среднехороших кварталах. Как в других, я не знаю.


И есчо. Среди наших знакомых естественным порядком водятся очень благочестивые католики, до самых крайних правых включительно. Уже имелась возможность за отчетный период с ними со всеми обменяться настроениями по поводу, с кем письменно, с кем по телефону. И ни разу, ни от кого ни намеком ни ненароком не было слышно фиг в кармане по адресу властей, подло стесняющих нашу свободу или атеистов и предателей, закрывших наши церкви.
молчу-молчу

нельзя не оценить изящество,

с которым была (наконец-то) озвучена народу (здравая) мысль о том, что избегать контактов во время пандемии означает также и в ограде храмов их избегать.

Опыт 1771 года, видимо, мало чему научил. Вместо того чтоб плавно подготовить необходимый поворот – недели две на это уж точно было! – , вместо того чтоб хоть малых каких-то вшей заранее позапускать в железобетонные головы пасомых, всё было сделано одним могучим хлобысь. Мало того, даже и духовенству не спустили никакого циркулярного письма заранее, а ведь чего бы проще. Нет, всем позволили и в субботу вечером, и даже в воскресенье утречком снова и в который раз поразвивать тэму про мы-де адаманты веры и не чета гнилому Западу, и про у них-де атеисты церквы позакрывали, а нас никто не закроет, и, уж конечно, про нету никакой ни веры ни Церквы без обязательного участия в Таинствах, ляжь костьми своими и чужими, но участвуй, и исторические примерчики про незаразность Даров, вобщем, всё как тут –



- а в это же самое время, в чём цимес-то, в то же самое время! – с самого высокого амвона параллельно звучал совершенно противоположный, диаметрально противоположный месседж. «Всякие другие проповеди, в том числе исходящие от неразумных священнослужителей, не слушайте – слушайте то, что вам сегодня сказал Патриарх.»


То есть в воскресеньице возвращается прихожанин обычного храма весь окрыленный собственным бесстрашием и собственной адамантовой твердостью веры, и тут ему свежая новость по голове. У кого, конечно, ещё осталась голова. Что и не адамант он вовсе, и что вера внезапно (временно) возможна без участия в Таинствах, и что кто не выполняет распоряжений правительства, направленных на всё хорошее, тот предатель, а предателей убивать надо, потому что у нас идёт война и можем повторить.

Всё как тут:



Для меня дополнительным, и очень существенным, украшением этой второй, внезапно развернутой на 180 градусов, проповеди служит тот факт, что произнесена она была не ДО и не ВМЕСТО собрания, а ПОСЛЕ собрания и В ДОПОЛНЕНИЕ к оному.

Лишние полчаса после уже состоявшегося собрания, чтобы разъяснить этим непонятливым упёртым потенциальным предателям с фигой в кармане, что собираться опасно и просто нельзя, всё, стоп, не собираемся, фигле вы тут собрались, я же сказал - опасно это, а кто скажет иное, плюньте ему в бороду.

И не слушайте всякие другие проповеди.

апдейт до кучи, лень постить отдельно -
Collapse )