загадочная

Сенсации и замечания

Некоторые, как я недавно узнала,
всерьёз думают, что Курдюкова – это моя девичья фамилия.

Нет, дорогие таково думающие.

МАДАМ КУРДЮКОВА - это всего лишь мой ник.


А со мной можно познакомиться, например, ТУТ , ещё ТУТ и ещё ТУТ  - инфу обновляю, когда (если) замечаю, что хостинг опять схлопнулся.
Мне к этому почти нечего добавить. Разве что записи в блоге.
молчу-молчу

болд мой

«Буколические сюжеты, так кажется этот стиль называется»

отсюда

Везёт же некоторым на комментаторов.

Апдейт - а вот и ещё в тему https://tito0107.livejournal.com/1637322.html#comments

Апдейт - про КАНОНИЧЕСКУЮ ИКОНОПИСЬ - или

ещё немного несложного о правилах поведения в этой ЖЖ-шечке .
гертруда

что успели и чего не успели Лев Николаевич и Фёдор Михайлович

Всякий нынешний школьник знает, что ЛНТ у нас – анафема отлучённый апостат, а вот ФМД – наоборот, он не на шутку кандидат на канонизацию и в свечных ларях продаётся.


(картинка про ЛНТ в объятиях Сотоны - церковная роспись из с. Тазова Курской губернии).

Вот как так? При жизни они друг друга взаимно ценили и почитали, в учебниках литературы они оба первые и равные, портретики их в одном ряду украшают стены святилищ родной словесности, при чтении того и другого, хоть параллельно, хоть вперемежку –  мы вобщем испытываем примерно одинаковый трепет плезир и не ощущаем каких-то радикальных мировоззренческих расхождений. Нерусские же морды, католики всякие и протестанты, те и вовсе держат их обоих на одной полочке и считают за равновеликих равнохристианских равнорусских авторов.



Но при этом по линии «кому в ад и кому в рай» они у нас столь полярны, что полярней и быть невозможно.

Невольно задумаешься, в чём же тут фокус.
Collapse )
котизГуббио

просто три групповые фотки

из моих архивовъ.



Это (как можно ясно увидеть, открыв фоточку в отдельном окне) 1938 год, иные девицы могут быть вполне ещё живы и бодры. Это католическая школьная колония из Антверпена, то есть нечто вроде школьного загородного лагеря длительного пребывания, не на каникулы, а вдоль по учебному году, например, у этих девочек написано, что оне суть группа с января по март.
Мои фаворитки - очкастая в четвёртом ряду и та, что под ней, во втором, кудри в кадр не помещаются. Но вообще много хорошеньких, и почитай что совсем нету обозлённых и заморённых.
Collapse )
котизГуббио

(пусть считается пятничным котиком)

Беседы у френда привели на память реальную историю из 80-х, услышанную (и не мною одной) от молодого тогда бачки, только что закончившего СПБДАС.


Семинаристов тогда загребали ещё в ряды Вооруженных Сил, был, кто помнит, такой период, когда мели всех студентов подряд, мой собственный первый муж из АХ тоже попал под эту раздачу. А уж тем более семинаристы.


И вот адын семинарист задумал откосить. И так ему позарез нужно было откосить, хотя бы отсрочить, что на всё был готов, до членовредительства включительно. Не исключено, что до других варьянтов он просто не додумался, чай, семинария, а не Первый Медицинский. Решил пожертвовать рукою, шуйцею. Сломать её на время.


Но не так просто самому себе сломать руку! Не надеясь на свой самурайский дух, семинарист посвятил в замысел друга. Вдвоём они составили заговор, идеально обеспечивавший как слом руки, так и безопасность насчёт подозрения в членовредительстве, естественно могшего пасть на пособника, тем более что всё должно было привестись в исполнение в насквозь просматриваемом пространстве, полном икон глаз и ушей, где тайком ахнуть приятеля по шуйце каким-нибудь обухом топора или обрезком трубы, как то было бы вполне удобно в домашних условиях, было совершенно невозможно.

Collapse )
ну-ну

горька судьба поэтов всех племён

Оказывается,
русский поэт Вильгельм Карлович Кюхельбекер по-французски пишется
«Küchelbecker»,

Но вот известный роман Ю.Н. Тынянова по-французски стал называться «Kioukhlia».

"Галлимар", ага, 1957 год.

В последующих переводах эту киуклию, правда, отбросили, и роман стал называться просто – «Опозоренный», Le Disgracié.
молчу-молчу

вилла Ампэн

Проведя, из соображений укрепления дружбы с клиентами, целый час, шестьдесят минут! – в ограде памятника архитектуры , была вынуждена вернуться домой ползком пешком, километров пять пешком, чтобы развидеть принятую внутрь конскую дозу ар-деко.



Шла, нарочно выбирая кварталы про эклектику и про ар-нуво, и готова была гладить всякий карниз, и любезно целовать всякий ордерный элемент, и рыдать в жилетку всякой консоли (не зря же она так и называется, консолью). Я снова возвращалась в мир людей, истории и культуры.

Collapse )
стейнленкошка

о сознании, определяющем бытие

Уже не в первый раз в каментах, у себя и на других площадках, сталкиваюсь с явлением, весьма (и опасно) близким к смешению, или путанице, между сюжетом картинки и ея стилем. Этим смешением неистребимо помечен бедный моск обывателя, и мне оно так дико и противно, что строгое предупреждение не нарываться даже висит у меня вторым верхним постом .

И вот же ж – то и дело встречаешься с феноменом в косвенной форме,  например, с утверждением, что картинка плохая, потому что проникнута идеологией. Или даже что целая группа разных картинок от разных авторов – дерьмовая по стилю именно потому, что все эти картинки – на заданную идеологически окрашенную тему.


Так не бывает, бр. и сестры. Стиль – штука тонкая, складывается медленно и меняется медленно, кап, кап по чайной ложке, причём в хорошую сторону меняется всегда медленно, а в противоположную иногда бывает и обвалом. Сказанное справедливо как на онтогенетическом (для одного художника), так и на филогенетическом (для одной культуры) уровне.

Collapse )
молчу-молчу

ко дню нетворкинга

Вчера, сказали, был день нетворкинга. Как мне объяснили, в этот день нельзя заниматься творчеством, а только нетворчеством. Чем-нить по хозяйству, постиронией, например.

Случайно нашла на просторах произведение лауреатки краевого детрисункового конкурса, ну, какого детского? в номинации 15-17 лет, я в эти годы уже кисточкой на хлеб заробляла.
Картинка называется «Героям Брестской крепости посвящается…», ага, вот так, с многоточием.



Collapse )
подозреваю худшее

мемуарчик

Вот любопытно, уже лет семь? больше? прошло, а я помню как сегодня. Может, потому, что совершенно беспричинные, необъяснимые, немотивированные, бескорыстные (хотя бы даже и мелкие) гадости бывают особенно поразительны.

Телефон в субботу в восемь вечера – это здесь только для своих, и я была уверена, что это о. Медведь из трамвая по дороге домой сигнализирует, чтобы я уже метала харч на стол.

Но нет. Незнакомый голос в трубке заговорил по-русски, с характерным хабалистым выговором и характерными хабалистыми интонациями.  Без здрасьте и не представляясь, естессна. А где отец Майкл? Я со значением ответила, что все порядочные православные в это время в храме он ещё не вернулся от всенощной, и кто это его спрашивает? и по какому вопросу? Трубка предсказуемо отозвалась гудками.
Назавтра в воскресенье анонимная тётка дотерпела аж до часу дня, чтоб наверняка. Но наверняка у неё не вышло, о. Медведь после службы почивал, и с неидентифицированным отечественным голоском в трубочке опять разговаривала я. Та же фигура – ни здрасьте, ни кто и зачем звонит. А где отец Майкл? а долго он будет спать? – и тут же гудки.

Collapse )