mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

Categories:

об Одри Хепберн и св. Георгии

«Вопросы дня в ЖЖ» я никогда не смотрю,  но вот нынче френдлента вынесла забавное.
Кого вы считаете секс-символом всех времен и народов?

Напомню, кстати: то, что понимают под давно сложившимся термином «секс-символ»,  на самом деле вовсе никакой не символ, а скорее идеал. Только поэтому и можно спрашивать «кто?», а не «что?».
Вопрос, разумеется, совершенно некорректный, там и в ответах не раз на это указали.

 

«Кто-то», то есть личность, не может быть символом (секс- или чего бы то ни было) для всех времен и народов. Понятие о личности настолько эволюционировало за отчётные «все времена», что прямо-таки пропасть образовалась между первыми временами и последними.  Не только нашему современнику, но и представителю средневековой или, скажем, эллинистической цивилизации «не прокатит» неолитический идеал, выраженный в истуканчике с пиписькой-дырочкой или пиписькой-морковочкой: человек неолита не знал более тонкой дифференциации и не особенно в ней нуждался, предложи ему в качестве идеала Мерилин Монро – он бы вряд ли понял, чем она отличается от Марфы Игнатьевны Кабановой.
То есть для всякой эпохи идеал предшествующей – недостаточно дифференцирован, а идеал последующей – дифференцирован излишне, и уже поэтому, в первую очередь поэтому, вопрос некорректен (а не потому, что «все любят разное»).

Интересно, что подавляющее большинство респондентов инстинктивно предпочло излишек недостатку, то есть предложило всем временам и народам  не Еву, не Изиду, не Венеру, а современный идеал, с наиболее высоким градусом личностной дифференциации. И это само по себе уже прекрасно и правильно. Выбран этот идеал, как правило, среди актеров, точнее,  их киногероев, то есть в мире художественных образов – что тоже правильно и в наилучших человеческих и христианских традициях.

Даже при очень невысоком уровне личностной дифференциации «секс-символ» уже отличается, (или выделяется) своим особенным, именно для него характерным сексуальным поведением, а не только наличием способности к совокуплению и, так сказать, количественной характеристикой этой способности. И респонденты судят о качестве, о характере этого поведения не по прямым его проявлениям, а по косвенным. Сотни респондентов, назвавших в качестве «секс-символа» Софи Лорен или Марчелло Мастрояни, не имеют никакого представления о том, каковы означенные персонажи «в деле». Они судят по внешности, манере держаться, речи, поступкам (киногероев, не самих актеров). И это тоже прекрасно и в лучших традициях. Напомню, что ещё в XIX веке  мужским «секс-символом» для Западной Европы был св. Георгий. Да, кроме шуток. В народных сказках, особенно французских, сравнение удалого молодца, обольстителя всех окрестных поселянок, со св. Георгием – стандартный ход, как у нас «сокол ясный». Вот так – «секс-символом» был человек, о котором было известно, что он молод, красив, воин-наездник, гада убивает и прынцессу защищает. А то, что он, сложись иначе его нелёгкая судьба, сумел бы утешить прынцессу, подразумевалось само собой, об этом и говорить нечего. И сегодняшние респонденты следуют тому же принципу – образ возводимого в «секс-символ» киногероя (подменяющего актёра) складывается не из постельных сцен, а из  совсем других подвигов: для мужского пола – из подвигов военных,  дружбы и взаимопомощи, ну и, конечно, ухаживания. Для женского – ну, кокетство, конечно, не без того. Но и верность тоже, и разум, и даже целомудрие (процент голосовавших за Одри Хэпберн меня очень порадовал в этом смысле).
И ещё приятное: абсолютное большинство предложило то, что любят они сами – а не то, что, по их мнению, должно любить некое абстрактное быдло. Тоже очень положительный признак – предполагать, что мой идеал разделят и все остальные, и что идеал моего времени и народа подойдет и другим временам и народам. Некоторые отвечали «мой парень», «моя жена», «я сам» - это всё тоже верно и хорошо. Счастливые люди, им удалось встретиться с конкретным воплощением идеала, который другим раскрывается только через искусство. Никто не давал ответов типа «для меня – мой парень, а для всех – Шварцнеггер какой-нибудь там». То есть что я – выше этих, для которых Шварцнеггер, а им, напротив, им моего парня не понять.

Вобчем, вопрос дурацкий, а ответы порадовали. И только один меня насторожил, как раз тот, на который я наткнулась во френдленте (похвастался френд, выложил свой ответ и ссылку на опрос). Ответ такой:

«Пёс Бровко, "перепихнулся" и убежал. Весь смысл секса в трех словах».

Сразу понятно, не правда ли, что респондент позиционирует себя православным? И что сей  «секс-символ» он жалует всем временам и народам, самого себя к ним не причисляя – тоже понятно: православный ведь.

 

Tags: beauté humaine, l'éducation sentimentale, ветхий адам, парни-девки, слово не воробей, ценности
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 66 comments

Recent Posts from This Journal