mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

Categories:

Параллельный ряд (ряд, параллельный Пушкину)

В качестве продолжения этой записи http://mmekourdukova.livejournal.com/118991.html изложу, как обещала, спонтанно возникшую беседу с учениками. По поводу зависимости антропологического содержания образа от стиля. Дети вспомнили, что считается, будто так называемый академический стиль по самой своей сути располагает к передаче тонких человеческих характеристик и эмоций, а так называемый византийский стиль (ну, тот, который некоторым видится единственно пригодным для иконы) по натуре является бесстрастным, то есть не годится для такой передачи. И что как раз потому-то он и больше пригоден для иконы, чем академический.

Я напомнила детям то, что они и без меня знали, но как-то упустили из виду, зачарованные вышеприведенной расхожей премудростью пошлостью:

а) между «византийским» (вернее называть его средневековым) и академическим подходами к изобразительности нет резких границ, а есть плавный переход, и в современном искусстве можно тоже наблюдать множество различных градаций «в обратном направлении» - от академического к средневековому;
б) средневековые изображения нередко отличаются очень высокой точностью и тонкостью передачи личностных характеристик и эмоций (кто ещё этого не понял – пусть пройдется по моим воскресным великопостным подборкам икон Спасителя);
в) иконе такая точность не противопоказана, а, напротив, необходима.

После чего дети зависли и потерялись.

И тогда, чтобы нагляднее и свежее представить им вопрос, а также для чистоты эксперимента, я вытащила одно занятное издание и стала показывать детям одну репродукцию за другой. Фишка была в том, что все мной показанные картинки (в академической манере и неакадемической, в скульптуре, в живописи и в графике) изображали одно и то же лицо, которое дети никогда не видели вживую и о котором лишь смутно слышали. Нет, не Господа нашего Иисуса Христа. И не святого. Просто человека, личность. Достойную любви и уважения и подобающей таковым чувствам образной трактовки. И я попросила учеников сообщать мне, какие картинки они находят максимально информативными, наиболее полно отвечающими на вопрос : «Каков есть такой-то?», и какие – наименее информативными. Вот теперь я и разверну тут некоторый ряд картинок, удостоившихся наиболее интересных в указанном смысле комментариев. А параллели с иконой вы уж как-нибудь сами проведёте.

1. Убедительное, достоверное изображение, передающее и внешность, и характер.


2. "Настроенческий" портрет, тоже очень убедительный, есть глубина и внутренняя собранность. Герой располагает к себе.


3. Выразительно и лаконично переданная внешность, высокое формальное мастерство, можно любоваться и любить картинку как таковую - но внутреннем мире героя можно только гадать.


4. Так же, как и в предыдущем - чувствуется, что персонаж "похож на себя", и владение стилем блестящее. Но характера личности здесь больше, чем в предыдущем. Возможно, здесь выражение глаз играет решающую роль - здесь-то оно не смазано.



5. А это - явная "подстаринка", эпошистая такая имитация вкусной ампирной атмосферы, затягивающе-порочный душок.
Личность изображенного как бы в сильном тумане эпохи, нужно приложить усилие, чтобы понять, каким человек был на самом деле - и всё равно непонятно, если не видел других изображений.


6. Тоже вроде бы было намерение показать эпоху, но аромата, как в предыдущей, не получилось, вышло грубоватое и вовсе не портретное, а нарративное изображение.
Иллюстрируется тезис о том, что Пушкин занимался писаньем стихофф и при этом их обдумывал. Тезис удался, зато из Пушкина получился ряженый актёр под стёганым одеялом.


7. Тоже нарратив - причём явный, куда посложнее первого, три фигуры, архитектурные декорации, карета там, лошади...
А впечатление совсем другое. И характер героя читается, и авторское к нему отношение - как к хрупкому, драгоценному существу, на котором свет сейчас клином сошелся.
Мои двоечники, кстати, не имели никакого понятия о том, как именно Пушкин умер - но сразу догадались, что на этой картинке он умирает, причём преждевременно и внезапно.


8. А это, сказали, просто значок. Такое может существовать только в культуре, где означенного персонажа знают уже как облупленного, достаточно намёка. Тут  намёк сделан бойко, сильной, уверенной рукой, смотреть на него приятно.


9. А это - просто надувательство. Мало того, что тут непонятно что происходит (вот вы, русские читатели, попробуйте название отгадать!), так ещё и не похож.
Отвлечённый чувак, первый встречный, в отвлеченном лапсердаке на отвлеченной скамейке. И красы вдобавок в этом никакой особой нету, так, снобские шалости.


10. То же и здесь, даром что масштаб головы гораздо крупнее (тот же автор, между прочим).
Ни сходства, ни характера, так, повод поупражняться в текстурном заполнении плоскости.


11. А тут похож, несомненно похож. Но сходство это мёртвое, ради шалости в духе Сальвадора Дали. Использовали хорошего человека, извели на мыло ради довольно-таки безвкусной выдумки.



12. А тут тоже похож, и изображен с подобающим, хотя и наивным, благоговением - но главный герой картинки не он, а дети. Вроде бы он и главный, и текст это подтверждает - но "ребятки" на себя всё оттягивают.


13. Ну и, конечно, о скульптуре пару слов сказать надо.
Вот этот портрет признали совершенно выдающимся, и по сходству, и по глубине проникновения во внутренний мир героя.


14. Не то что этот. Манекен в валенках.


15. Или этот - испорченный подросток, непонятно чем занятой - не то курит под одеялом, не то уже обкурился.


16. Или этот - снегурочка какая-то  слатенькая.
Глаз нет, а пуговицы и тросточку с книжкой позолотили.
Они б ему ещё лицо позолотили...


17. А вот эта картинка была однозначно признана "иконой №1". Отвечающей всем требованиям.
Сходство; достоверность позы и костюма; спокойное и проникновенное выражение лица; символический атрибут, намекающий на "самое главное"; уравновешенная композиция; подчеркнутая сосредоточенность на герое. Одно только не совсем хорошо: при этом вполне иератическом предстоянии - глаза всё же в сторону.


Ну вот, такой параллельный ряд.
Я думаю, всякий, кто знаком с историей христианского искусства, без труда выловит из памяти изображения Господа или святых, соответствующие любой из указанных характеристик.
Tags: русские классики, сложное о ремесле
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments