mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

Categories:
  • Music:

прориси и как с ними бороться

Профозабоченная тема, на которую мне давно хотелось поговорить, но не могла, потому что в моём учебном заведении не обреталось для неё материала: прориси у нас отсутствуют как феномен. То есть поначалу были, да, но уже к концу первого года я поняла, что надо кончать с этим делом, не то пропадём.  А теперь у коллеги нашлись учень удачные иллюстрации, с её благословения воспользуюсь.

Отступление для тех, кто не в лодке.

 

Прориси (называемые иногда прорезями, прямо как у художника Тюбика из «Незнайки в Солнечном городе») – это контурные рисунки, не имеющие самостоятельной художественной ценности. А зачем они тогда?

А вот зачем. Во-первых, прорись может быть предварительным эскизом в натуральную величину, который затем переводится на «чистовик» и выполняется в цвете. Это то, что на языке светского искусствоведения и по отношению к светской живописи называется просто «картон». Например, известный рисунок Леонардо «Битва при Ангьяри» вполне можно назвать русским словом «прорись».

А во-вторых,  прорисью называется механически скалькированный с готового образца контурный рисунок, для последующего изготовления более или менее точной копии (или многих копий) оригинала. Вот в этой-то неприглядной ипостаси прорись и получила широкую известность. Почему – ясно как день. Оригинальных рисунков мало, халтурщиков-копировальщиков много, и рынок у них широкий. Светские мастера тоже пользовались прорисями. Но у иконописцев рынок был самый широкий, а процент халтурщиков среди них был самый высокий,  и таким манером прорись как феномен прочно связалась только и именно с иконой.

Отсюда – убеждение заблуждение, что икону можно писать только по готовой «исторической» прориси. То есть получил художник Тюбик заказ – тут же должен искать «те самые» контуры, ну, которые другой Тюбик переснял с некой иконы третьего Тюбика, который... бесконечный ряд Тюбиков уходит корнями в запредельное. Есть даже устойчивое выражение «подлинная прорись» - это такая, которую снял достаточно давно живший художник Тюбик.

Отсюда - убеждение заблуждение более тонкое, что даже оригинальную икону нужно писать только на основе отрисованной набело каллиграфической черной линией прориси. Качественная авторская прорись – предмет стараний и гордости, её принято доводить до блеска, делать практически самостоятельным произведением искусства, то есть тем, чем она никогда не была.

- Как не была? А «Битва при Ангиари» как же? – хватают меня за руки.

Правильно. Эта прорись (и многие другие известные науке картоны состоявшихся и несостоявшихся картин и фресок) действительно получила самостоятельную художественную ценность, хотя по замыслу её автора таковой не имела. Она служебное назначение имела -  всё, что туда вложено Леонардо, всё без остатка, должно было перейти во фреску. Затем и старался, искал свет, строил объём, вертел-исправлял-двигал. Просто у него вот это чисто служебное, насущно необходимое получилось очень художественно. Так сказать, по дороге получилось, побочным эффектом.

Прориси же, изготовляемые современными иконописцами, а особенно студентами, доводятся до блеска просто затем, чтобы довести прорись до блеска как самостоятельную вешчь. Создать возможно более красивую каллиграмму тонкими и резкими черными линиями на белом фоне. Решается только эта задача. Совершенно иная по отношению к конечному результату, где для построения иллюзии объёма будет применяться светотень. То есть, во-первых, непроизводительно, вхолостую тратятся силы на постороннюю цель, а во-вторых, студент  в процессе вылизывания прориси отвлекается от своей основной задачи – построения объёма при помощи светотени. Если выразиться более прямо – работая над контурно-каллиграфической прорисью, он временно становится слепым и глухим к построению объёма при помощи светотени. Я уж не говорю о том, что вон те тоненькие каллиграфические линии, которые мы видим на законченных работах, вовсе не обязательно совпадают с линиями прориси. Ни по длине, ни по толщине, ни даже по расположению и самому количеству. Да и как они могут совпадать, когда на объём влияет дополнительный могучий фактор – светотень?!  В природе-то линий нет вообще, они – лишь средство создания иллюзии объёма, и никак не могут оставаться теми же в произведении, где применяются и другие средства создания этой иллюзии. Жёсткая прорись, даже выполненная самим же автором, только мешает работе. Я бы сказала – чем она вылизаннее, чем совершеннее сама в себе, тем больше она мешает.

Мораль – фтопку прорись в таком виде, в каком она сейчас культивируется. Предварительный рисунок должен быть таким, чтобы он помогал в работе над основным произведением, а не мешал ей.

Иллюстрации к тезисам смотрим ниже.
По-моему, вторая картинка из каждой троицы даже сейчас может быть вынута без всякого ущерба. А если бы первая выполнялась не карандашом, а кистью (вот как мои дети рисуют), так и вообще и тем паче никакой нужды во второй бы не было.





































Полностью (примечания педагога к этим троим авторам и также других несколько) смотреть здесь: http://maitai1again.livejournal.com/140797.html

Tags: carnation личнооооое письмо, несложное об искусстве, ремесло, фканоне, школа
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 107 comments