June 24th, 2010

загадочная

Фернан Кнопф







Дальше о выставке бельгийских символистов (там уж было раньше про Роопса и Спиллиарта)...
...Или Фернан Кнопф. Опять же пейзажи и портреты, и стиль без особого выверта, так, градусов пять-семь отклонения от академического реализма (часто откровенно копировал с фотографий, нарочно «ставленных» для задуманной картины) – но отклонение в подозрительную сторону, к туманцу этакому, к расслабленности. Оно бы и ничего, если бы излюбленный человеческий тип художника был симпатичным – но увы, антропология-то все и портит... Всё одна и та же тетка, тонконосая с тяжелым подбородком и светлыми глазами, сухая, холодная, натянутая и скучная. В платье с турнюром, в античной тунике, в рыцарских латах, в леопардовой шкуре – всё та же. Зациклился.

С пейзажами его – тот же сдвиг. Рисованные (пастелью или карандашом) явно с фотографий, они умышленно кадрированы не на классический манер, а так, чтобы зрителю было душно: то неба мало или вовсе нет, то здания как-то вдруг и неумолимо срезаны, то навязчивой туманной массой въедет дерево и съест целый угол... Тревога, безнадега, до древнего ужаса включительно – вот как «Покинутый город» – пустая площадь и подступающий к ней океан. Уже полизывает мелким прибоем ухоженный булыжник и подкрадывается вплотную к добротной, на века ставленной кирпичной готике... Сейчас мало кто помнит писателя весьма средней руки Жоржа Роденбаха, чьи декадентски-ностальгические романы были в большой моде в предреволюционной России – «Брюгге – мертвый город», «Звонарь»... Юная Цветаева, в частности, была до Роденбаха большая охотница. Вот они такие, эти романы – смотри пейзажи Кнопфа.