June 30th, 2010

загадочная

Диалоги около выставки

А это пикник в перерыве между сессиями. Студенты из разных групп встречаются редко, иной раз только на выставках и знакомятся, поэтому есть о чем обменяться мнениями.
Пока студенты и примкнувшие к ним безумцы подкрепляются чаем и другими крепкими напитками, фондатриса и ректорица бегает вокруг стола с фотоаппаратом. Очень уж они все здесь хороши, серьёзные все такие, вдохновенные. Сразу видно, что разговоры не о погоде, а о спасении души.
Кстати, в двух случаях из представленных пяти диалог является интерконфессиональным, и в 100% случаев - интернациональным. Представлены следующие племена: итальянское, польское, французское, бельгийско-фламандское, бельгийско-валлонское, английское, корейское...
Collapse )
котизГуббио

О вкусах не спорят. О них враждуют.

Навеяно горькой подзамочной жалобой из френдленты, хотя приходило в голову и прежде.

Мы легче прощаем знакомым, прохожим и даже друзьям безнравственные поступки, глупость и невежество, чем дурной вкус.

Не совру, наверное, если скажу, что никто не испытает глубокого разочарования в приятеле из-за того, что тому случилось напиться до безобразия, или взять в долг без отдачи, или даже бросить жену с ребенком. Ссора возможна, но человек в наших глазах нисколько не потерян.

Если приятелю(-нице) случилось не понять скрытой цитаты из Булгакова, иметь проблемы с орфографией, сказать неловкий тост, поверить измышлению скорбноглавого журналюги – это уже значительно хуже, но тоже простить можно.

Но если приятель (или даже случайный знакомый) любит музыку, которой я не выношу, если он пленяется стихами, от пошлости которых у меня сводит скулы, если он фанат отвратительного мне направления в изобразительном искусстве – нет ему прощения, отчуждение неизбежно и необратимо. Ну, разве что сам приятель изменится внутренне. Другим человеком станет.