July 10th, 2010

загадочная

Тайны Ватикана : продолжение

А вот мне добрый человек и ссылку прислал, перевод с ватиканского.

http://www.icon-art.info/book_contents.php?lng=ru&book_id=19

Ценный  и характерный документ во всех смыслах. Это оно, родимое, обло, огромно, озорно и лаяй. Таким концептом здесь земля полнится, надо как-нибуть перевести для ЖЖ один-другой перл...
Сочащийся псевдонаучной спесью текст - и пара жалких, стыдливых репродукций. Чтобы никто не догадался, что иконы на Западе нет, словоблудие ее задушило.
Во как -
"До этого те или иные проекты, подготовленные разными искусствоведами Востока и Запада, потерпели фиаско, и не мудрено, ведь в них, как правило, оказывались произвольно смешаны различные иконографические композиции. Мне удалось сразу же найти основную идею «Небесного Иерусалима» и, самое главное, добиться того, чтобы доминировал образ Живоначальной Троицы Рублевского извода, да и среди святых помещены отцы исихазма — сщмч. Дионисий Ареопагит и свт. Григорий Палама!"

Задыхался Ватикан без иконографических проектов, изнемогал. Потом пришел благодетель и родил тот самый, единственно правильный, небеса нам раскрыл, умник. Сразу всем полегчало.

И как это православный мир начиная этак с VII века катил все время практически на одной и той же программе с небольшими вариациями, и ничего?

загадочная

Меня - нельзя, а Его - можно.

Пришла чай пить Брижит де Патуль, хранитель Королевских Музеев (надо будет и другие наши встречи припомнить, есть несколько показательных анекдотов на очереди). Беседуем на возвышенные темы, все больше вокруг да около иконы и вообще церковного искусства. Разумеется, всплывает имя Марка Шагала. В соответствии с доктриной своей конфессии, Брижит не находит ничего нелепого в том, что нехристианин покушается на христианскую тематику. Ни в том, что созданные им образы украшают священное пространство христианских храмов. Ни в том, что образы эти, мягко говоря, по-человечески непривлекательны внешне – для нее это норма:

- Ведь и ваши православные иконы показывают людей преображенных в Духе, а не каких-то там приятных красавцев!
Мол, я в теме, меня не собьешь. Ладно.

- А вот представьте себе, - говорю, - будто бы фотография еще не изобретена, и всем приходится обращаться к услугам художника для увековечения своей внешности. Кого вы пригласите, чтобы оставить ваш портрет друзьям и внукам – средневекового иконописца или Шагала?

- Ох, нет, только не Шагала! – даже в лице изменилась от одной мысли, что такое может случиться. С воображением дама, работа у нее такая.

Называется двойной стандарт. Доверять Шагалу священные изображения – это ничего, это можно. А вот ее собственный образ не должен, не может быть запечатлен для внуков в том специфическом преображении, которое витебский пройдоха применял  к ослам, петухам, русским крестьянам, еврейским мещанам, парижским циркачкам и к персонажам совершенно чужой ему религии.