July 17th, 2010

загадочная

так он и лоб разобьет




К завтрему стряпалась большая еда, и ко мне на кухню откомандировали мальчонку семнадцати лет, гостя из Англии. Имея основания предполагать, что он в жизни своей ремеслам не обучался и инструмента тяжелей ложки отродясь в руки не брал, я не решилась ему доверять что-то существенное, велела только открыть десяток консервных банок и убираться с кухни.

Выставила ему банки, выдала консервный нож и отвернулась к плите.

Как оказалось, зря.

Когда я минут через пять, убавив огонек, подошла принять работу своего подручного, я увидела, что дитя, изнемогая, трудится над четвертой по счету банкой, стол залит рассолом зеленого горошка, а три банки стоят уже зарезанными насмерть.

Ребенок вонзал в них консервный нож  ВВЕРХ НОГАМИ, так, что зубчатое колесо катилось по крышке, а лезвие отрубало этак с полсантиметра цилиндрического корпуса банки. Ребенку было трудно (кто не верит – попробуйте), мокро и неудобно, но британский скаут истово исполнял свой долг.

На таких стоит империя, я так думаю.