July 25th, 2010

думаю

Пар кёр

«...у нас архиерей как-то пожелал, чтобы отцы спели стихи Пасхи. Благочинный не будь дураком, распечатал им текст, каждому в руки. Когда начали петь, то не по бумажке пели только двое, причем некоторые из тех, кто в сане уже лет по 10-15, и по бумажке пели этот трудный и незнакомый текст с заметным трудом.»
Вот такое свидетельство.

Грустно – потому что я как-то привыкла считать важным критерием воцерковленности объем знаемых человеком наизусть молитв, литургических текстов, Ново- и Ветхозаветных стихов. По-французски и по-английски наше «наизусть» принимает вид выражения by heart и par coeur – буквально «сердцем». Не устами только, а сердцем, то есть неотторжимо. То, что всегда с тобой.

Редко, но приходилось сталкиваться с тем, что священник не знает наизусть чего-то, что знаю наизусть я. Но всякий раз я объясняла себе это вполне естественным путем: священник просто обладает меньшим интеллектуальным потенциалом, чем я (хоть я не священник и не богослов, а просто юбка). Ну, столько уж ему отломилось – школу закончил еле-еле, пишет и говорит с ошибками даже на родном языке, в проповедях не придерживается ни элементарной логики, ни даже сколько-нибудь приличного синтаксиса – что ж с него требовать по части знания наизусть, ну, не вмещает он.  Вместил лишь столько, сколько ему «в пропорцию». Такое меня не раздражает.

Но когда некто, свободно говорящий на трех живых языках плюс греческий плюс экслюзивный курс сирийского, диссер богословский пишет вот уж который год, когда вот такой единоверец не знает наизусть стихир Пасхи или, скажем, вечерних молитв – вот такое меня настораживает. Какая-то тут диспропорция. Что ж это за сердце, куда сирийские спряжения умещаются, а для «Да воскреснет Бог...» или «Вседержителю, Слово Отчее» не находится уголка?

Или я чего-то не понимаю?

ну-ну

веселое и приятное

Вчера отметилась в дружественном ЖЖ по поводу той давки, с более чем сотней раненых и двумя десятками задавленных насмерть, на народном гулянье в Дуйсбурге:

«...И ведь не в первый раз такие "непредвиденные случаи" происходят. При том же раскладе - тут трупы, а там веселье, которое нельзя остановить, не то трупов прибавится. А народу всё равно такие мероприятия нравятся, вот поди ж ты.
Как-то не могу отнестись к жертвам иначе, нежели к умершим от передозировки или в сильнопьяном виде. Журналюги пишут - трагедия. Это - диаметрально противоположное трагедии, вот жаль, слова для этого нет...»

Реакция (разумеется, не хозяйки того ЖЖ, со мной согласившейся, а  другой юзерши) поступила такая:

«...на самом деле, это веселые, и очень даже приятные мероприятия, когда они хорошо организованы. Этак рассуждать - безопаснее всего вообще никуда из дому не выходить, мало ли где толкучка, или еще какая неприятность, связанная с большим количеством народу, может приключиться».

Логика настолько знакомая, что не решилась отвечать этой даме в чужом ЖЖ. Проходили мы это, и неоднократно.

Сделаешь, бывает, заявление, прямое или косвенное, типа: – Воздерживаюсь от чрезмерного употребления алкоголя, потому что не хочу рисковать безотрадной кончиной от удушья, захлебнувшись собственной рвотой в состоянии тяжкого опьянения.
А тебе тут же влепят: – Смотрите на нее, рюмки кагора с друзьями не выпьет в воскресенье вечером.

Или скажешь: – Галлюциногены не пробовала и пробовать не намерена, не хватает мне помереть от передозировки. 
Непременно кто-то решит, что я давно завязала с чаем и кофием.

Или осторожно признаешься: – Не пойду в сауну с пятью малознакомыми мужиками, потому что не хотела бы . . . . . (купюра). И тут же кто-то скажет, что я синий чулок в парандже.

Так и тут. С посещением вот таких народных гуляний.
Ну, что тут поделаешь.
Бывают люди невменяемые. Им и в голову не приходит, что кто-то просто не находит «веселым и даже очень приятным» посещение народных гуляний, саун с малознакомыми мужиками, злоупотребление алкоголем и пр. Не помещается у них в извилинах, что для кого-то тут в самом деле нет ни веселья, ни приятности. Вот для них я и делаю время от времени такие заявления.

И пусть, пусть они держат меня за трусливую, зашоренную, страшно далекую от народа ханжу и снобку.