July 31st, 2010

загадочная

Международный проект

На этих каникулах Вильгельмовичу все-таки удалось заставить меня написать ему что-то большое и красивое в келью, вроде ретабло, а то у него персональный иконостас сборный и, главное, текучий – все время что-то прибавляется или уходит. Муж сапожницы без сапог...

Вот такой проект я ему стачала, общая высота будет метр двадцать, ширина без малого два метра. Избранных святых избрали по многим (личным, политическим, идеологическим, символическим, дидактическим и чисто композиционным) причинам, перечислять долго.

 

Справа (от зрителя) русские, слева англичане.
На русском фланге впереди все узнаваемы, вторым рядом свт. Филарет Московский и св. равноапостольный князь Владимир.

Англичане – мне не удалось найти все имена по-русски, а те, что я нашла, Вильгельмович забраковал и чуть не подрался со мной, когда я ему сообщила, как именно Википедия обошлась с именами почитаемых им лиц. Поэтому даю список по-английски плюс наиболее приличная транскрипция, а википедскую мне велено забыть:

Св. прп. Юлиана или Юлиания Норвичская (St Julian of Norwich),
священномученик Томас Кентерберийский (St Thomas Becket of Canterbury),

св. прп. Кафберт Линдисфарнский (St Cuthbert),

во втором ряду священномученик Альфеж Кентерберийский (St Alphege) и
св. прп. Эйдан
Линдисфарнский же (St Aidan).

Напомню, что св. Альфеж попал в плен к викингам и был убит ими, потому что категорически отказался освобождаться ценою огромного выкупа. Предпочел смерть разорению своей паствы. Актуально в наши времена, мне кажется. (там в комментах ссылку прислали, можно прочесть подробнее).
Кошка при св. Юлиане – не моя случайная прихоть, а вполне реальная подруга святой, составляет достойный пандан медведю св. Серафима с русской стороны и искони писалась и ваялась при своей хозяйке, так что я ее с особым удовольствием включила.

Заказчик одобрил, так что все придирки, в общем, бесполезны, но допустимы.

(да, а свт. Иоанн Сан-Францискский уже написан, и поясная и ростовая. Через несколько дней, как высохнут, запощу).

ну-ну

Вавилонское

Моя первая (шесть лет тому назад написанная) икона «Избранные святые, в земле Бельгийской просиявшие», подверглась строгой критике. За славянские надписания. Говорилось даже, что сами святые, не зная этого языка, себя не признают и икона окажется безблагодатной. Смутно предполагая, что у святых иные, нежели у нас, пути восприятия информации, я все же, выполняя второй заказ на ту же тему, надписала икону по-латыни, по согласованию с заказчиком. Опять масса недовольных. Теперь все забыли, что святые говорили по-латыни, и оказалось, что надписание нужно делать по-английски, это, дескать, латынь нашего века. А на английское надписание, сделанное на еще одной иконе, обиделись нидерландофоны: их язык и так на ладан дышит, теснимый с каждым годом набирающим силу английским, а теперь этот бизнес-слэнг и в святые иконы проник... В конце концов румынский приход заказал мне местный ряд иконостаса с надписанием на двух языках: румынском и нидерландском (вот св. апостол Андрей из этого ряда, если кто не верит, там на верхнем поле дважды повторено "покровитель Румынии").



Кажется, настал черед обижаться франко- и славянофонам. Пребываю в ожидании дальнейшего развития событий.

...Вот почему на богословов никто не обижается, даже когда они пишут на одном-единственном языке? А – некому обижаться. Иноязычные просто не прочтут. Это наши труды, иконы, «читаются» – всеми. Оттого всем и хочется, чтобы еще и надпись была на их же языке.