September 20th, 2010

загадочная

Намюр-ля-белль

Будучи откомандированы на литургию в Намюр, застряли там до вечера – в Брюсселе был очередной экологический праздничек, День-без-машин. Это значит – кто успел выехать из города на своих колесах в 8 утра, того до 7 вечера обратно на колесах не впустят. Общественный транспорт весь день бесплатный, тучи велосипедистов и конная полиция, выглядит довольно забавно. А мы, значит, отсиживались в Намюре (в этой википедской статье параграф «достопримечательности» вызвал у меня приступ нервного смеха, почему – православные легко догадаются).   
Я люблю этот маленький каменный город,

у нас там подружки (про них завтра отдельно),  а это просто несколько фотографий..

Collapse )

...Что мне в голову пришло – до пятнадцатилетнего возраста я жила в городке с такой же, как в Намюре, численностью населения, где-то 100 000 жителей. На этом сходство двух городков кончается.

гертруда

Христианские гуманитарные науки: смазные сапоги из-под докторской мантии?

Выношу из комментов свое замечание:
«Перед Церковью стоит задача воцерковить не только психологию. А еще и литературоведение, социологию, искусствознание, музыковедение, историю, педагогику - короче, весь блок ныне существующих гуманитарных наук. Вот так она и стоит, эта задача. Практически без движения».

...и возражение на него:
«У меня ... есть некоторое предубеждение: "православизация" наук, по-моему, только внесёт в них идеологичность, что, очевидно, не сделает их лучше. Что Вы имеете в виду?»

С этим предубеждением (как характерна для него замена «воцерковления»  на «православизацию»!) мне часто приходится сталкиваться. Кажется, я понимаю, какой образ пугает предубежденных: некто в засаленном подряснике, со спутанной бородой, с высоты подлинной духовности дает директивы университетским профессорам, принудительно вводит закон Божий в школах, посылает на отчитки вместо операций, воздвигает костры из книг и прочее такое всякое.

Дорогие предубежденные, так у нас все это УЖЕ есть. Любой человек в рясе, которому угодно себя позиционировать как специалиста в той или иной области, легко присваивает себе все права, и как раз на том основании, что христианских гуманитарных наук нет. А те науки, которые имеются в наличии, в любой момент можно объявить внешними, то есть враждебными учению Церкви. Любое лицо в сане в любой момент может оборотиться психологом, культурологом, искусствоведом, экономистом, социологом, врачом (примеры даже приводить не буду), а внешних объявить соответственно фрейдистами, постмодернистами, хранителями краденого, рабами желтого дьявола, масонами, убийцами в белых халатах с кровавыми руками (все это – цитаты из реальных устных и письменных выступлений). И ладно бы еще лицо в сане – а бывает и просто примазавшийся к «жареной» теме якобы православный журналист. Как сказал один мой знакомый профессиональный убийца в белом халате, при Сталине нас так не шельмовали. Или, как сказала моя знакомая профессиональная хранительница краденого, никакой антирелигиозной пропаганды не надо.

Такого не происходило бы, если бы христианские гуманитарные науки были тем, чем им полагается быть, а не помесью дешевой журналистики с цитатами из Писания и Отцов.
А то ведь, действительно, появляется искушение считать, что лучший способ не замараться ни об какую идеологию - это дистанцироваться от Христа.