November 22nd, 2010

загадочная

Процесс созревания вкуса и условия протекания процесса

Опять Фридлендер:

«Всякий человек начинает с того, что стремится понять и насладиться продукцией своего времени. Во всяком случае, это здоровое, нормальное и естественное начало. Испытывая благоговейное почтение к знаменитостям, мы пытаемся затем подняться до понимания старых мастеров. Сколько коллекционеров лишь со временем, постепенно, пришло к собиранию «примитивов».
Так, например, Адольф Тим, одаренный и оригинально мыслящий любитель искусств, покупал полотна Менцеля и Добиньи, когда ему было сорок лет, в шестьдесят – покупал Ван-Дейка, в семьдесят – Мемлинга и Дирка Боутса. Многие собиратели двигались в том же направлении».

Мысль верная, а вот иллюстрирующий ее пример  доставляет...

Мгновенно вспомнился недавно умерший Н. Н. Никулин, над чьей книгой «Золотой век нидерландской живописи» я провела в начале 80-х много блаженных часов – не предполагая, что вскоре буду слушать его лекции, а спустя какое-то время насмотрюсь на нидерландский Золотой век побольше, чем он сам...
В 90-м примерно году, когда легализованный черный книжный рынок бурно выплеснулся на петербургские уличные лотки, Н.Н. поделился с нами свежим жизненным впечатлением. Увидев свою (роскошно изданную сравнительно малым тиражом) книгу на таком лотке, он взял ее в руки, желая взглянуть, почём она теперь идёт. И услышал от букиниста:
- Проходи, дед, положь книгу. Тут всей твоей пенсии не хватит.
Самое печальное, что это было похоже на правду – несмотря на то, что пенсия называлась зарплатой.

Никулин отстоял от Фридлендера примерно на два поколения. И на пару тысяч километров к востоку.