November 23rd, 2010

ну-ну

Затяжка

Студенткой, на ранней заре Перестройки, я проходила редакционную практику в одном весьма (или даже наиболее) передовом искусствоведческом журнале.
Случилось, что один из старейших сотрудников этой редакции как раз праздновал свой юбилей. Нас, голодных практикантов, тоже пригласили. Тосты, объятия, подарки. Кто-то торжественно передал юбиляру посылочку от американских приятелей – в те времена еще экзотика. В пакете от дорогого фирменного магазина оказалась самая обычная трикотажная белая майка, то, что называется по-русски тишорт. То есть не совсем обычная – на груди, на видном месте, была грубая затяжка, производственный брак. Еще и цветной ниткой на белом.

Юбиляр умилился почти до слез, скинул пиджак долой, натянул эту майку поверх сорочки с галстуком и так и остался до самого конца сабантуя. Он с удовольствием снова и снова объяснял всем вновь приходящим, в чем здесь соль и почему подарок особо тонкий и майка стоит не пять долларов, а все сорок пять. Это – экслюзив, хэнд-мэйд, персонализация. Дизайнер разработал проект, заказана была ткань, на которой затяжки делались вручную, раскрой производился штучно, пошив  - по первому классу... Так что это – не брак, который продают с лотка на арабском рынке, а вещь для снобов. Кто понимат, конечно.

Так я впервые столкнулась с тем, что эксклюзивная вещь ручной работы может быть просто-напросто вручную изгаженной поточной продукцией. И догадалась, что персонализация персонализации рознь.
От персоны зависит.