November 28th, 2010

загадочная

Св. Апостол Андрей, окротиторул Романеи

Пост у меня начинается с престольного праздника у румын, в Алсте, где я постепенно дописываю вот этот иконостас:




Всякий раз умираю от зависти.
Этот приход располагает вчетверо большей площадью, чем наш кафедральный собор в столице. По воскресеньям у них собирается до двухсот человек, одних детей десятка три. Стульев на мужской половине в полтора раза больше, чем на женской. Хор – человек десять, и все «свои» (а у нас престольные праздники переносятся на субботы, чтобы могли приехать посторонние певчие и с клироса раздавалось что-то хоть сколько-нибудь достойное). Из этого хора четверо ребят поочередно и очень уверенно пели соло с бурдоном, всем четверым – от 30 до 40 лет, у нас таких на клиросе  не водится вообще, у нас кому не 17, тем 70, и соло не способен петь никто. Народ тоже пел много и хорошо, в том числе сложные румынские ектеньи, где на каждое «Домнэ милуешти» другая мелодия. А у нас...

О румынской постной кухне я уж молчу. Прямо хоть язык учи.

Осталось добавить, что приход основан лет десять тому назад и все еще не признан официально. То есть священник окормляет его даром, а живет на зарплату школьного преподавателя.

загадочная

За ширмами

(еще про престольный праздник у румын)

А храм, хорошенькую бегинскую церковку XVIII века (долго простоявшую бесхозной и уже было начавшую разваливаться), приход снимает напополам с католической «молитвенной группой». Так называются некие подобия клубов, пришедшие в упадок приходы без священника. Причащаются члены таких групп в соборе, а собираются общнуться и помолиться где придется, иногда в таких вот заброшенных храмах.

...У них там местечко особое в боковом нефе, простынями выгорожено. Стулья в направлении с юга на север, а напротив стоит кресло, для председателя там или докладчика. Рядом на низком столике – композиция для медитации, засохшая икебана такая, в претенциозно-небрежных драпировках. И крест из кривых палочек связан былинками и подвешен на фоне простыни. Мучительно напоминает витрину какого-нибудь захудалого косметического салона или дешевого кафе с артистическими претензиями.

Ну, я понимаю еще, когда православные «снимают угол» в большом католическом храме, выгораживая себе особое пространствие фанерными щитами с репродукциями икон и вынужденно ориентируя иконостас перпендикулярно востоку и западу. Нам ведь «по религии положено» иметь перед собой иконы, а не что попало. Но этим-то членам группы что мешает на их собраниях в будние дни сидеть на тех же стульях, обратясь лицом на тот же восток? Чем им так уж противны иконостас и оставшиеся в алтаре от прежних времен мраморные ангелы, Распятие и огромное выгоревшее ретабло с изображением Богородицы?  Вот здесь бы и проявляли экуменизм, чем завешиваться простынями и мастерить себе эту тупую икебану.