December 6th, 2010

загадочная

Лицо на банкноте

Мысли по поводу, чтобы не забыть. Вычитала исторический анекдот у Фридлендера (его записки о практической экспертизе вообще намного ценнее общетеоретических выкладок):

Лет сто назад Государственный Печатный Двор проводил совещание. По поводу того,  как будут выглядеть новые немецкие дензнаки. Один из членов комитета предложил отказаться от портретов знаменитостей и не помещать на банкнотах ничего, кроме орнамента (мотивацией служило то, что портреты знаменитостей получались довольно безвкусными).

Но представитель Рейхсбанка решительно восстал против этой модернизации, сославшись на многолетний опыт своих сотрудников. Оказывается, в те времена, когда еще не существовало современных способов проверки подлинности денежных купюр, главным и безотказным индикатором для банковских служащих служили вот эти самые портреты знаменитостей. Чиновники не смотрели банкноты на просвет и не терли их между пальцами – а просто узнавали (или не узнавали) человека на портрете.

Человеческое лицо, даже и не очень высокохудожественно нарисованное, является столь тонко сбалансированным и уникальным единством, что малейшее нарушение, допущенное гравером-фальсификатором, не остается изолированным и не влияющим на целое огрехом, а приводит к разбалансировке целого. Получается либо другой человек, либо человек в другом душевном состоянии – и эта разница по отношению к хорошо знакомому образцу обнаруживается мгновенно. Неточность в орнаменте не сразу бросается в глаза, более того – даже зная, что она есть, отыскиваешь ее с трудом и не сразу. И, поскольку неточности при фальсификации неизбежны, следует выбирать тот жанр, который способствует мгновенному обнаружению... нет, не неточностей как таковых, а ИХ НАЛИЧИЯ.

Прекрасное свидетельство о тайне человеческой личности и о связи этой тайны – с лицом. Вдвойне прекрасное, поскольку бескорыстное – Фридлендеру до тайны человеческой личности никакого дела не было.