September 29th, 2014

софонисба

об оборотной стороне моих фортепьян

Все мы помним гениальное определение гр. Бенкендорфа -

«Итальянская живопись имеет сходство с игрою на скрипке, а живопись византийского стиля с игрою на фортепьяно. Надобно быть игроку на скрипке отличным виртуозом, чтобы слушать игру с удовольствием, когда он играет соло. А на фортепьяно и простая песенка, сыгранная отроком, не терзает слуха. В подобном отношении греческое иконописание к итальянской живописи. Нужна самой превосходной кисти картина какой-нибудь итальянской школы, чтобы возбудила во мне чувство благоговения, а икона и посредственно написанная в греческом стиле возбуждает во мне религиозные ощущения». 

Да, да, тыщу раз да, средневековый подход к изобразительности (то, что граф здесь называет «греческим стилем»), стОит им овладеть хоть сколько-нибудь прилично, успешно маскирует не-виртуозность иконописца (виртуозность происходит от слова virtus — доблесть). Хочу сказать, успешно маскирует отсутствие у иконописца внутреннего благородства, духовного опыта и христианских добродетелей. И это, кроме шуток, очень удобно для всех. За четыре года на иконописном отделении семинарии никого невозможно выучить на святого старца, но научить скрывать, что ты весь оброс косматой шерстью и ходишь на четвереньках не святой старец, - возможно вполне. Уж такая эта школа.


(картинка - продукт кисти известных всей Европе и Америке свято-Елисаветинских (из Минска) сестер).

Но

Collapse )