July 15th, 2018

гертруда

на двух стульях

У френдессы говорили про выгорание, так я, извините, ещё раз из о. Александра Розанова запощу. А то Правмир опять перепечатывает про это выгорание интервью, взятое ещё в 2009 году, смешно, да? а вот вам инфа из 1880-х.

Из главы 14:
Collapse )
Умираетъ больной, ближніе его неутѣшны. Все желаніе ихъ теперь, чтобъ Господь сподобилъ его вѣчнаго упокоенія, Надежда на милосердіе Божіе есть единственное утѣшеніе въ скорби,-- и они, со слезами на глазахъ, просятъ священника помолиться о немъ.

  -- Молитва объ усопшемъ,-- дѣло великое, святое и, вмѣстѣ, это есть знакъ безкорыстной любви нашей къ усопшему. Молиться я буду; но только за то, что я помолюсь о немъ въ вашемъ домѣ, предъ выносомъ въ храмъ,-- плата; за то, что я пройду при гробѣ отъ дому до храма,-- другая; за молитву въ храмѣ,-- третья; за проводы отъ храма до могилы,-- четвертая; за то, что я выну часть изъ просфоры при литургіи,-- пятая; за самую литургію,-- шестая; за запись на вѣчное поминовеніе,-- седьмая.

 
Да что же, наконецъ, все это такое, скажите ради-Бога!... И это называется естественнымъ, нормальнымъ состояніемъ? И это такъ должно быть? И это не считается позоромъ для религіи? И эта плата, убивающая святое, благоговѣйное настроеніе и въ пастыряхъ и въ пасомыхъ, служитъ средствомъ къ жизни пастырямъ? И все это узаконено?!...


Из главы 23:

Поставь каждый себя на нашемъ мѣстѣ:. достанетъ ли у кого терпѣнія и нравственной силы: вставать ночью, ѣздить и ходить во всякую погоду и часто попусту, бросать свои занятія, перерывать ихъ на самыхъ важныхъ пунктахъ; бросать перо, на половину не выразивши мысли; бросать книгу, недочитавши десятка строкъ; бросать хозяйство -- покосъ, жнитво, молотьбу и проч. съ прямымъ ущербомъ для хозяйства; безотговорочно ѣздить въ зной, пыль, бурю, дождь, снѣгъ, метель,-- бросать и занятія и отдыхъ и -- за ничто, безъ всякаго вознагражденія! Ну, потрудитесь представить себя на нашемъ мѣстѣ! Повѣрьте, что у васъ не хватило бы терпѣнія и на одинъ мѣсяцъ.



На первый взгляд, тут автор грубо, с дурной наивностью противоречит самому себе. В первом отрывке он берет деньги, во втором – оказывается, не берет.

Но мне вовсе не это противоречие между двумя отрывками показалось главным (тем более что за отчетные 150 лет проблема голодной смерти и для паствы, и для пастырей стала менее острой). Меня другое взволновало. Не противоречие между двумя отрывками, нет.
А глубокое, коренное согласие между ними.


В первом отрывке бачка говорит, что в пастырях и пасомых убивается святое, благоговейное настроение. Да какое ему вообще дело до настроения? Он что, временно забыл, что при совершении канонической требы, и тем более при совершении таинства, цель достигается Ipso facto? Благо, за которое уплочено, - это благо заведомо отпущено священником и заведомо получено мирянином (мирянкой, мирянами). Настроения же свои они при этом могут повесить на стенку в рамочку или засунуть куда хотят.

Но и во втором отрывке, смотри-ка! То же самое.
«Занятия», хозяйство (кстати, напомню, что под оным понимается лишь надзор, а не собственно работа), выражение мыслей, чтение, отдых – разве это может сравниться по важности с отправлением треб и совершением таинств? И при чем тут такие штуки, как терпение или нравственные силы какие-то? И что это ещё за «хождение попусту»? это автор о требах и таинствах так отзывается, мы не ослышались?
Нет, нисколько. Это "постоянный и неразлучный спутникъ пасомыхъ имъ христіанъ со дня рожденія ихъ до могилы, молитвенникъ о нихъ по смерти, вся жизнь которого всецѣло посвящена его паствѣ", так выражается печатно о своих контактах с теми, "чья святая, богоугодная жизнь, и сыновнее довѣріе, преданность и любовь должны быть ему наградою".

И никакого противоречия здесь нет.

Так, небольшая проговорка.
Батюшке САМОМУ в какие-то момэнты стало скучно, тоскливо и муторно, вот сгоряча и проговорился.