February 11th, 2020

гертруда

о древнем, новом и сладком

Казалось бы, очевидный и понятный парадокс (впервые, кажется, «озвученный» В. Вейдле) – что палеохристианское искусство не является христианским искусством.

То есть оно было христианским, христианским-то оно было, но вот искусством не было, ещё не было, были просто голимые сюжеты, круг новых из головы придуманных христианских сюжетов, и фсё. А глубинные слои, вот те, которые изъясняются невербальными смыслами, которые (они одни) и суть искусство, ещё не созрели до христианских, и там не было ничего кроме старых, техещё, невербальных смыслов – старые композиционные схемы, старые ритмы, старая стилистика, старая антропология старые технологии и материалы.

И ничо, жили как-то.
Не ощущая какого-то фатального недостатка.

Потому что ещё не пробовали той морковки, новых-то невербальных смыслов, и всё грызли старую, но занимались выращиванием, селекцией, окучиванием новой. Не выдрали всю старую (а, впрочем, Восток однажды даже и повыдрал везде, куда смог дотянуться), не сели ждать, пока новая вырастет из ничего, а постепенно выращивали новую из старой доброй.

Пока в один прекрасный момент мы во главе с Владимером Вейдле не приняли их в клуб. Признали, что вот отсюда – уже новая, вполне сладкая уже и для нас.

Collapse )