August 3rd, 2020

молчу-молчу

антикварного мужского шовинизма в ленту

М. М. Пришвина дневники, 1914 год.

"Раз на Невском проспекте у всех на виду поставлен памятник замечательной женщине, то, кажется, что же тут спорить еще: Екатерина, мудрая императрица и друг просвещения, говорит мне в пользу женщин гораздо больше, чем адвокат-феминистка или какая-нибудь знаменитая суфражистка. И народ русский я тоже в этом отношении хорошо знаю: колотят жен не мужья, горе колотит, пьянство, нужда, тьма.

Я собрался на петербургскую дискуссию по женскому вопросу, подхожу к вешалке, где висит мое пальто, и вижу — тут стоит почему-то метла. Спросил Аннушку. Оказывается, что это муж ее, дворник Иван, забыл метлу. Шуткой говорю Аннушке, что, может быть, Иван учит ее этой метлой уму-разуму.
— Нет, не поучит!
— А если все-таки вдруг да вздумает.
— Нет, не поучит. А вздумает, так и не увидит меня.
— Куда же пойдешь от него?
— А в прачки! Нынче ведь так, нет такого права.
— Аннушка, — говорю серьезно, — а как же в таких случаях с детьми?
— С детьми просто: девочку ему, мальчика мне. Нынче это просто!
— А если он пожелает хоть одного мальчика?
— Ни одного! Нынче закон простой: мальчик мне, девочка ему! И кончено!
Потом на лестнице, когда я спускался на дискуссию, а она со мной к дверям, как взбудораженная курица, все кудахтала и все повторяла:
— Мальчик мне, девочка ему!
И вовсе я не уверен, что почти той же метлой, если он выпивает, она не отколотит его.

Под этим впечатлением приехал я на диспут по женскому вопросу, и вот вижу — на кафедре женщина-великан выбрасывает сильно руками слова (так мне казалось, что она выбрасывала их сильным взмахом руки). Одно слово брани с особенной ненавистью, с особым подчеркнутым значением:
— Мужшш-чи-ны!
И в ответ громогласные аплодисменты множества других женщин, наполняющих зал. Как будто множество сердитых аннушек, вооруженных метлами, собираются бить ненавистного Ивана. Как будто это продолжение какой-то ожесточенной семейной сцены, где Иван заменился этим мужшш-чи-ной.

Весь зал гремит рукоплесканиями, и гигантская дама бросает слова:
— Мужшш-ская однобокая политика! Мужшш-ские вековечные предрассудки!"


Это супер.
Михал Михалыч потешается над дурами-феминистками с высоты своей тонкой душевной организации.

Collapse )