mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

Category:
  • Mood:
  • Music:

Конец цепочки

Известно, что некоторые из основоположников модернистских направлений в живописи, вернее – те из них, кому удалось дожить до 60-х годов, с ужасом и негодованием отзывались о своих последователях. Мол, мы-то были пионеры, все в поиске и в искреннем дерзании, а они всё профанировали, продались жолтому тангалашке, позорят святое искусство, так что тень того позора падает даже на наши почтенные седины – а ведь наши седины такие неоспоримо почтенные!

Это я к чему?

А вот.

Есть, скажем, некто Святой. У него есть Ученик. Несвятой, хотя, может быть, и порядочный, и неглупый человек, даже иной раз сам особо-то не афиширует, что он – Ученик Святого.

У того Ученика Святого есть, скажем так, исследователь его архива. Вот как бывают пушкинисты, а это – Ученикист. Тоже вполне может быть порядочным и неглупым человеком. От Ученика Святого сохраняется, как правило, гораздо больше материалов, чем от самого Святого, Ученикисту может хватить даже и на всю жизнь, если вдумчиво подходить.

Фишка в том, что вдумчиво подходить вовсе не обязательно, по большому-то счёту.

- Как это – необязательно? – летит в меня туфля. – Ведь только при тщательной расшифровке и научной обработке архивных материалов возникнет некая научная ценность!

- Да вот так. Само-то исследование архивов Ученика Святого имеет своим основанием святость Святого, то есть ценности здесь лежат совсем в иной плоскости, ненаучной. Тот факт, что на некоторой ступеньке возникает иной приоритет – научная ценность исследования – уже свидетельствует о некоторой деклинации, уходе в сторонку от того главного, ради чего предпринималось исследование мы все тут в Церкви живём.

А раз отклонившись-отдеклинившись от главного, мы попадаем в сферу уже иных ценностей, среди которых так называемая научная – не более чем одна из многих равно возможных и не чуждых человеку. И посему у Вдумчивого Исследователя Архива Ученика Святого в любую минуту может появиться конкурент – Поверхностный Пиарщик Архива Ученика Святого. На первый взгляд он занимается тем же самым, чем занимается Вдумчивый Исследователь. Разница как будто небольшая – всего-навсего угол деклинации увеличился ещё на несколько градусов.

Не знаю, на сколько именно градусов, у меня нету в кармане того прибора, да это мне и не интересно. Но как только деклинация поверхностного пиара переходит некоторую отметку, Поверхностный Пиарщик попадает в ту же самую яму, которую он только что так удачно вырыл для Вдумчивого исследователя. В этой последней яме кишат Креативщики, Примазавшиеся к Поверхностному Пиару Архива Ученика Святого. И кричат ему – «наш еси, и с нами воспляшеши». И пляшет, а что ему ещё остаётся. Ибо уплочено.

 Самое же смешное, когда он не пляшет, а обижается – мол, мои седины такие почтенные, и в конце концов, там же где-то у истоков был же Святой, у Святого Ученик, у Ученика Архив, у каждой кошки по четыре котёнка, и поэтому мои седины в конце цепочки несомненно всё ещё почтенные, а вот то, что ниже – это да, это ужос-ужос.

Tags: лечебница шарантон, ценности
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments