mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

Categories:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

базилика св. Марии Магдалины в Везле: романский тимпан середины 1840-х годов



Везле находится в двух шагах от известного и регулярно нами посещаемого православного монастыря Бюсси, так что впервые я припала к мощам св. Марии Магдалины лет десять тому назад. Но мой фотоаппарат увидел всё впервые, поэтому выкладываю.


Базилика постройки конца XI в. – памятник известный и в архитектурном отношении, и в религиозном. Сейчас это один из крупнейших во Франции туристско-паломнических центров. В крошечной (500 жителей) деревне. Вся-то деревня состоит, можно сказать, из одной крутой в гору улицы, сплошь в лавочках для туристов, но об этом потом. Сегодня будет отдельный постинг про ещё один (кажется, даже самый знаменитый) образец французского романтического новодела.


Портал собора, «восстановленный» Эженом-Эмманюэлем Виолле-ле-Дюком в 1840-е  годы, при гениспекторе по историческим памятникам Проспере Мериме, целиком и полностью является  творением господина Эжена-Эмманюэля. От прежнего портала, как и от всей декорации главного фасада, остались рожки да ножки, сначала вследствие религиозных войн (Везле был сильным протестантским центром), затем стараниями санкюлотов. Не считая погодных условий и всерасшатывающего времени.

 

Можно, конечно, ужасаться и ругать автора оперы про Кармен генинспектора Мериме и архитектора Виолле-ле-Дюка, это многие делают с удовольствием, это даже считается как бы хорошим тоном - их обличать. Но если принять во внимание, в каком виде они приняли базилику, то желание их анафематствовать, как мне кажется, должно несколько ослабнуть. Вот как выглядят законсервированные по состоянию на 1840 г. скульптуры того же главного фасада.



Да што скульптуры – самые стены разваливались. Внутри базилики было опасно находиться. Виолле-ле-Дюк, оставаясь там часами для обмеров и зарисовок, не единожды уворачивался от падающих со сводов камушков. Ещё год-другой – и там бы уж было нечего восстанавливать.


Ну да, Виолле-ле-Дюк полностью заменил на новоделы портал и многие капители (о них ещё покажу отдельно), но средневековую иконографию оных он сохранил полностью. От ветра главы своея он ничего не сочинял – там, где скульптурный декор был утрачен до полной неузнаваемости сюжета, он оставлял нетронутый каменный блок. А что стилистика несколько изменилась, всё стало как-то уверенней, глаже, благополучнее, и личики приобрели несколько иное выражение – так это же нормально. Эжен-Эмманюэль ведь тоже был живой человек и художник, как его братья по резцу из одиннадцатого века.























Собсна, Виолле-ле-Дюк занимался совершенно тем же, чем, например, монахиня Иулиания (Мария Соколова)  занималась в России. Вся разница в масштабе работ, во влиянии их на внешнюю культуру и, конечно, в том, что французский фанат французского Средневековья опередил русских фанатов русского Средневековья на столетие.

Ой, нет, всего на полвека – если для России вести отсчёт не от восстановительных работ в послевоенной Лавре, а от Трубецкого-Рериха-Стеллецкого-Флоренского-Успенского.

Или всё-таки на столетие?

Ладно, будем считать, что в теории и в разрозненных любительских попытках – на полвека, а в области профессионального, качественного монументального искусства – на столетие. С хвостикомъ.

 

Tags: иль сон фу сэ ромэн, ремесло
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments