mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

Category:

и тянется глухой недоразвиток

Поучительная картинка попалась во френдленте.


Это современная так называемая «коптская» икона. Правда, не совсем обычная.

Обычные вот:








Школа, подражающая египетским средневековым памятникам, вот, например, таким -
(монастырь св. Антония, XIII в.),



является одним из побочных продуктов парижского «богословия иконы». Её теоретические положения представляют собой дайджест из Успенского, а практические рекомендации, соответственно, предлагают новодельные «прориси» с древних коптских моделей. И новодельные же пропорциональные схемы лиц и фигур на основе тех же моделей. Выглядит всё это жалостно до крайности, намного жальче Софрина. Наши подражатели Московской школы, хотя и теоретически следуют тому же великому парижскому учению, уж по крайней мере имеют высокие образцы художества и сами иной раз демонстрируют высокий уровень понимания имитируемого ими стиля. Современным же коптоиконописцам прельщать народ особенно нечем, поскольку исторические образцы их настолько стилистически бедны, неустойчивы и первобытны, что проникать туда взаправду не может уже никто. Современная имитация этого древнего стилистического мизера невозможна без  поправок. Стиль новых коптских икон состоит, собственно, из одних поправок, приглаживаний и нивелирований шершавого, пещерного стиля исходников. Но этот новокоптский стиль (а вернее – пошиб) уже можно считать устаканившимся. Быстро, всего за какие-то полвека? Ну да, быстро, а чему там устаканиваться было? Не бином Ньютона, чай. Этот глухой стилистический недоразвиток не потребовал ни времени, ни усилий, его склепали весьма наскоро и запустили в дело.

И вот, значицца, у нас есть «священная доктрина» и «священный стиль» по-коптски. Отличные штучки, знатно дополняющие друг друга.  Очень годные для Европы, для шарлатанских промыслов с иконописными стажами. За неделю обучиться иконописи «по Рублёву» желают хотя и многие, но многие же и разочаровываются, и затащить их на следующий тур вождения за нос уже непросто. А вот «коптскую икону» накрасить за ту же неделю и те же 600 – 1000 евро – это удаётся сравнительно большему числу граждан, и они ещё придут и ещё заплатят. По моим данным, торговцы стажами во франкофонной зоне Европы сейчас охотно переходят на «коптский стиль» – даже те из них, кто искони позиционировал себя прямым наследником Андрея Рублёва.

Но это я отвлеклась. У шарлатанов, облапошивающих пенсионерок, всё идёт прекрасно. Но есть ведь и не шарлатаны, есть честные, хотя и недалёкие художники, которые обучились производить «коптские иконы» и достигли в этом несложном ремесле потолка. Он ведь там совсем невысокий, гораздо ниже Софрина или рыночных аналогов других православных стран. Даже ниже средней матрёшечной мастерской. И вот теперь  этим художникам, достигшим потолка, уже хочется большего. Хочется писать лучше, чем писали. Ну, как воспитанный на сухом пайке иконописного отделения какой-нибудь уездной семинарии в России или там Греции тоже может захотеть писать лучше. И если у этого русского, грека или там болгарина есть голова на плечах, то он вполне сможет доучиться и сам. Постепенно наращивая  мускулы того усохлого, оболваненного стиля, которому его обучили, он может довести его до состояния, близкого к высокому историческому византинизму. Так сказать, пробиться сквозь упрощённую, нивелированную школу – к её исходнику.

А «копт» ни при каких условиях этого не может. Его исторический исходник – крайний примитив, и пробиваться к нему незачем, да и не хочет «копт» к нему пробиваться. Он хочет того же, чего хочет любой художник-христианин – жизни, красоты,  правды, которые доступны развитой средневековой стилистике и, конечно же, стилистике академической. Но как только «копт» делает шаг в эту сторону – он немедленно вырывается из своей искусственной, опошленной, протозойской стилистики для альтернативно одарённых. Он всеми силами пытается и остаться верным сей последней  (поскольку она священная, ага) – и в то же время сделать лучше. И невинность соблюсти, и капитал приобрести.

Вот это самое мы и наблюдаем на самой первой картинке. Посмотрите на эти личики уже почти академических писем (правда, очень плохих) – и на нарочито убогую, корявую архитектуру, ага, надо же марку держать, а то ж это будет не икона. На  почти живую (хотя и очень плохо нарисованную) фигурку св. Анны, с мягко падающими вполне объёмными складками платья – и на дубовых прочих персонажей с колом стоящей одёжей и мёртвыми варежками рук. Художник, не имея никакой возможности плавно переходить от своего ублюдочного пошиба к более развитой и, наконец, к высокой средневековой стилистике, пробил низкий потолок головой и теперь так и болтается наудачу между «коптским пошибом» – и дешевейшим, дилетантским академизмом, разрушая первый и не дотягиваясь до второго. И будет болтаться, постыдно и жалко, до бесконечности. Если не бросит всё, не отрясёт с ног своих последний даже прах этого псевдокоптского убожества и не начнёт с нуля обучение одному из высоких исторических стилей – такому, до которого ему нужно будет с усилием тянуться всю жизнь.

Tags: сложжное о ремесле
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments

Recent Posts from This Journal