mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

Categories:
  • Mood:
  • Music:

мысль за рамками вкуса

В ленте встретились вирши (именно вирши; стихотворениями я привыкла называть пиэсы поэтические, а где ж тут поэзия? вирши и есть), где на первый взгляд имеется правильная и даже высоконравственная мысль:

Ведь прощаем мы этот Содом
Словоблудья, раденья, разврата —
Ибо знаем, какая потом
За него наступила расплата.


Им Отчизна без нас воздает.
Заигравшихся, нам ли карать их —
Гимназистов, глотающих йод
И читающих «Пол и характер»,

Гимназисток, курсисток, мегер,
Фам-фаталь — воплощенье порока,
Неразборчивый русский модерн
Пополам с рококо и барокко.

Ведь прощаем же мы моветон
В их пророчествах глада и труса,—
Ибо то, что случилось потом,
Оказалось за рамками вкуса.

Ведь прощаем же мы Кузмину
И его недалекому другу
Ту невинную, в общем, вину,
Что сегодня бы стала в заслугу.

Бурно краток, избыточно щедр,
Бедный век, ученик чародея
Вызвал ад из удушливых недр
И глядит на него, холодея.

И гляжу неизвестно куда,
Размышляя в готическом стиле
Какова ж это будет беда,
За которую нас бы простили.

Но это на первый только взгляд. В сухом остатке мысль, которую Д. Быков  зачем-то счел нужным выразить в форме виршей (я вообще в принципе не понимаю, чему окромя чистого развлечения эта форма служить может), в сухом остатке мысль такая:

1 - эпоха и нация «плохо себя вела»,

2 - с ней приключилась беда,

3 - за эту беду «мы» прощаем нацию и эпоху,

4 - моя нация («мы»)  в настоящее время опять плохо себя ведёт,

5 – и нас ожидает беда, за которую нас простят (мне сдается вдобавок, что автор боится масштабов этой ожидаемой беды, ставя их в пропорциональную зависимость от безобразия наших нынешних деяний, но это уже не так важно).

Мысли, выраженные в форме виршей, всегда сырые и недодуманные (а если не сырые и додуманные до упора, то это уже поэзия). В нашем случае сырого и недодуманного, прямо скажем, вагон. По пунктам:

1 – «плохое поведение» нации и эпохи нигде прямо не названо грехом, хотя перечисленные деяния в христианской терминологии суть несомненные грехи.

2 – беда, постигшая нацию, представлена как следствие её дурного поведения («век... вызвал ад»), но непонятен «механизм» этого следствия.  Беда названа расплатой – кому именно заплатили и за что?  Упомянута Отчизна, которая воздаёт – а кто она такая, Отчизна эта самая? И какие у нея есть рычаги, чтобы воздавать всем этим, как их, гимназистам и фам-фаталь?

3 – кто такие эти «мы», которые прощаем? Д. Быков и кто ещё, какая группа людей и богов? Я-то всяко в эту группу не вхожу. В моём менталитете вообще нету такой фигуры – прощать кого-то за беду, которая с ним приключилась.  Я такого потерпевшего могу пожалеть, даже наверняка пожалею, но к прощению или непрощению его мною вряд ли будет иметь какое-то отношение та беда, которая его постигла. И, кстати, прощать/не-прощать  я имею обыкновение только за причиненные лично мне неудобства, беды и ущерб, а не задевшее меня «дурное поведение» я не берусь прощать или не прощать.

4 – ну это куда ни шло. С тем, что я плохо себя веду, я всегда согласна, и поэтому готова принять любое «мы». Правда, я называю своё дурное поведение грехом, а эти «мы»,  про которых Быков, возможно, и слова такого не знают, но я, так и быть, готова в данном случае не спорить из-за термина.

5 – а здесь опять я себя из этого «мы» исключаю. Потому что не вижу того, кто будет меня прощать или не прощать. То есть я-то знаю Того, от которого со страхом и надеждой ожидаю прощения и своих грехов, и грехов своей нации и эпохи, но Быков-то Его никаким боком не поминает! Если следовать логике этих виршей, прощать «нас» будет грядущее поколение , и не собственно за наше дурное поведение, а за ту беду, которую мы, надо понимать, «вызовем из удушливых недр» на свои же головы. И, спрашивается, на кой ляд мне тогда сдалося ихнее прощение?

Вобчем, полный (и пошлый) сумбур вместо музыки. Мысль этих виршей только «прикидывается хорошей», воруя крохи под столом христианской культуры, но избегая называть вещи своими именами.

Впрочем, утешительно таки, что автору виршей всё же вроде бы важно почувствовать себя прощённым, хотя бы даже ценой отбытия наказания по статье согласно совершенному уголовному деянию. Всё-таки ещё хочется на свободу с чистой совестью, ага, иначе ведь и не писал бы, не давил бы слезу из читателя.

Остаточные проблески христианского сознания. Последние ошмётки памятования о Том, против Кого согрешают (в смысле согрешаем),  и Кто может и воздать, и простить.  Простить без воздаяния и не за воздаяние, а  просто простить.

 

Tags: параблагочестивые размышления, русские классики
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments

Recent Posts from This Journal