mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

Category:
  • Mood:
  • Music:

в отличие от

(Вследствие подзамочных профозабоченных разговоров)

Всего-то пять лет назад написала я статью «Анатомия западноевропейского богомазилки», всего-то три года назад удалось её опубликовать на ресурсе повыше рангом , нежели сайт епархии родной – а сейчас уже пора менять название. Устарело название. Православие шествует триумфально, не успеешь Запад выбранить – а он уже на Восток переместился.

Получила по рассылке такую программу нашего восточного стажа (пользуюсь привычным мне термином, зная, что в России такие мероприятия чаще называются мастер-классами):

 

«ИЦ Коломенская Верста представляет учебный иконописный курс (10 дней) Антона и Екатерины Дайнеко (Беларусь).
Икона Святителя Николая (Оплечная).
Золочение на мордан, письмо натуральными пигментами на яичном желтке, олифа.

ДАННЫЙ КУРС РАССЧИТАН В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ НА ПРИОБРЕТЕНИЕ ПРАКТИЧЕСКИХ НАВЫКОВ. В процессе обучения каждый студент самостоятельно напишет по одной иконе 19,5х 25 под руководством ведущих курса. Вместе с этим у каждого студента будет прекрасная возможность наблюдать за тем, как создает икону мастер.
Курс рассчитан на начинающих и продолжающих обучение иконописцев.

День 1 (практика) Ведущие курса пишут свою икону. Выполнение студентами параллельно с ведущими курса прориси на своих досках.
День 2 (практика). Завершение рисунка студентами, покрытие шеллаком, лаком ПФ.
День 3 (теория). Ведущий курса напишет вторую икону-образец на глазах слушателей, студенты имеют возможность наблюдать за каждым этапом создания
День 4 (теория). половина дня (воскресенье) завершение иконы-образца
День 5 (практика). Позолота на мордан, покрытие быстрым лаком
День 6 (практика). Роскрышь, санкирь
День 7 (практика). Раскрытие лика
День 8 (практика). Прорисовка деталей: волосы, борода
День 9 (практика). Обобщение
День 10 (практика). Завершение работы. Олифа.
Даты: 15 – 24 августа
Место проведения: Санкт-Петербург (Россия)
Стоимость участия 21 880 руб. (включены материалы), проживание и питание не включены в указанную стоимость – если Вы зарегистрируетесь до 1 июля. После этой даты – 24 280 руб.»

Што я хочу сказать по этому поводу прежде всего и большими буквами.
Иконописные стажи – зло.
Как и вообще любые авральные формы обучения любому искусству и даже почти любому ремеслу. Некоторые формы интенсивно-аврального обучения могут быть приемлемы разве что в профессиональной среде. Да и то – не всем впрок идёт. Например, если кто помнит мой прошлогодний подзамочный отчёт с картинками о семинаре, который я давала для преподавателей Сен-Люк.

А вообще, повторяю, стажи иконописные – зло. Но и во зле этом есть свои пунктики и градации. Я как-никак три года участвовала ассистентом и третьим педагогом в наименьшем зле из возможных. В лучших стажах Бельгии, даваемых самыми вменяемыми здешними художниками и методистами. Так вот, по пунктам (а вы уж сами добавляйте в конце каждого пункта оборот «в отличие от»).

- Цена у нас была не выше 500 евро вместе с материалами, проживанием и трёхразовой едой.

- Продолжительность – неделя. Заезд в воскресенье с вечера, съём лагеря в субботу к вечеру же. Пять дней по 6 часов работы в мастерской и 3 часа в последний день  «обслуживаются» преподами, но можно оставаться в мастерской и работать и сверх этих часов. Добавлю, что энергетический кризис наступает на третий день, а к концу дистанции все, и преподы, и стажёры приходят с изрядно вывалившимся языком и одышкой.

- Цель стажа. У нас она была заявлена с предельной честностью: это «pastoralе dicône». Это странное для русского уха понятие трудно точно перевесть и объяснить, но уж по крайней мере ясно, что здсь не совсем заправская подготовка совсем заправских иконописцев из первых встречных, а как бы нечто вроде типо духовенных экзерсисов вокруг да около иконы.

- Первые встречные. Народ у нас набирался не совсем как попало, заплатил и понаехал. Некоторый отбор был, уж по крайней мере по телефону говорили или несколькими мэйлами перекидывались, чтобы отсеять вовсе неадекватных. Стаж, он ведь как пионерский лагерь, даже хуже. В лагере твоя койка стоит в ряду прочих, и спи как знаешь, а на стаже – твоё творческое рабочее место стоит как та койка. Попадётся в отрядной спальне один, адын всего отморозок – вся группа получит за свои деньги полные штаны удовольствия, и на следующие каникулы  ни один не вернётся, предпочтут дайвинг или горнолыжу. Предметом высокой гордости моих начальников Жака Биэна и Венсана Минэ был тот факт, что половину нашей стажной публики составляли повторники и даже многолетние ветераны, задававшие тон и отчасти опекавшие новичков. Но и ветерану могли отказать – при мне одну тётку за неэтичный поступок запретили, и только через два года, после письменных извинений, пустили назад. Всё это – какая-никакая, а всё же нравственно-культурная рамочка. А без такой рамочки тяжко приходится и группе, и преподам, обязанным отрабатывать денежку клиента. А чем больше денежка, тем клиент капризнее, это уж аксиома такая. Новичкам, за те же деньги, препод бывает обязан буквально ноги мыть и воду пить всё показывать – например, в какой руке за какой конец  держат кисточку, и всё объяснять – например, почему рукав клиента залип в книжечку  сусального золота и чем теперь этот рукав чистить. И клиенту наплевать, что рядом сидит некто одаренный и продвинутый и ждет профконсультации – деньги-то ими плочены одинаковые.

-Собственно программа. У нас новички были совершенно отдельно от повторников, с отдельным преподом, и общая строгая программа с поэтапной синхронной накраской всем кагалом одной и той же иконы была только для новичков. Повторники красили, по согласованию с преподами, другие сюжеты по своему выбору.  Добавлю, что даже и при таком раскладе разница между новичками бывала огромная, и одни, быват, томились за свои деньги вынужденным бездельем в то время как другие, вконец запыхавшись за свои деньги же, не успевали вообще ничего.  Далее – эта самая первая учебная икона была именно учебным образцом, специально для чайников разработанной, унифицированной и опошленной до едва-узнаваемости версией весьма средненького оглавного Спаса русской школы 17-го в. И ещё – Жаком и Венсаном был разработан и издан такой типа учебникъ для этих новичков. Вернее, пространнейший, рассчитанный на последних тупиц, забывал  и альтернативно одаренных чайников рецепт, как что куда. Двенадцать глав-этапов, с фотографиями и очень внятным текстом.

- Теория и практика самым умелым и приятным образом чередовались. Теория шла в удобоваримых дозах поэтапно, в нарочно снятых роликах, и тут же, в тот же день или завтра утром,  применялась на практике.

- Преподы писали в мастерской свои иконы, да. Но, как правило, не учебный образец тиражировали, а другой сюжет брали. И не за один день на глазах у публики, а просто нормально писали, без демонстраций, как вообще пишут ответственные художники, а не фокусники базарные. Писали по большей части вне «оплаченных часов», позволяя желающим стоять у себя за спиной, но молча. Мне такое внеурочное времяпрепровождение нравилось больше всякого другого, потому что деться от клиентов всё равно было некуда и всё свободное время, от завтрака до послеужина включительно, наши преподавательские плеши отдавались клиентам на проедание. Ибо клиент заплатил и хочет насладиться по полной программе.

Вот на таких услових Жаку и Венсану и удавалось крутить эту мафию на каждых каникулах полтора десятка лет, и клиент возвращался в их маленький ресторан. Ничему не научившись, правда, но зато хотя бы приятно обманутый. И другим рассказавший, как приятно он был обманут. Это важно. Бельгия ведь страна маленькая.

В отличие от.

 

Tags: ремесло
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments