mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

Categories:
  • Mood:
  • Music:

ничего, что я опять про Downton Abbey?

Захотелось собрать в кучку свои тёплые чувства к любимому сериалу.



Начав его смотреть для импрув май инглиш, я в конце концов его сильно зауважала. Совсем миссионерское христианское кино, которому в подмётки не годятся пневматофорные прелести вроде «Острова» или «Людей и богов».

Что кино показывает нам целый сонм скромных праведников обоего пола и различного чина, про то я и говорить не буду, ибо очевидно. Меня до удивления поразило, что кино содержит между строк целый букет месседжей, которых уже давно нельзя открыто проталкивать, страха ради мировой либерастии.

Хотя бы

несколько пунктов.

- Главгад сериала лакей Томас, вор, интриган, наглец и трус, является пидором гомосексуалистом. Ещё двое голубых выныривают  в эпизодах: бывший любовник Томаса принц N, тоже сукин сын, и раненый офицер в госпитале, почти сразу же после попадания в кадр покончивший с собой. А все положительные герои ориентированы нормально. И ещё трогательное: не все взрослые девушки знают о самом существовании такого феномена, как сексменьшинства. А те, кто знает о наличии такого феномена, не спешат восполнить пробелы образования девушек.

- Колесо главной интриги запускает старшая дочь графа леди Мэри. Из любопытства и любви к приключениям она не выгнала немедленно из своей спальни предприимчивого проезжего гостя. Это как если бы наша сестра, не графиня, решила впервые «попробовать» с предприимчивым соседом по купе ночного поезда или с курортным знакомым. Глупость, через которую в наше время без всяких видимых последствий проходит если не каждый первый, то уж точно каждый второй – а в сериале через неё всё рушится, последовательно обрастая батхертами, несчастьями, тупиковыми ситуациями и даже смертельными опасностями.

- И, кстати, этот предприимчивый гость – нерусская морда красавчик турок, из посольства ихнего.

- Когда графиня Кора в свои сильно за сорок оказывается в четвертый раз беременной, имеет место один замечательный разговор графа Роберта с семейным врачом. Графа интересует только одно: здоровье его жены и будущего дитяти. Подробности женской сантехники его категорически не интересуют, обсуждать эти дела с другим мужчиной он не собирается. Дважды решительно останавливает врача, пытающегося образованность свою показать войти в детали. Со смаком зато входит в эти детали лакей Томас. Хотя и ему, конечно, далеко до уровня знаний, которым блистают православные на всяких форумах.

- Эпизод, из которого можно было бы сделать отдельную фильму с предсказуемой развязкой. Наследник титула и жених леди Мэри, известие о потоплении которого на «Титанике» получают Грэнтэмы в первых кадрах первой серии, оказывается живым, вот он, оклемавшийся после пяти лет полной амнезии. Взрыв, вернувший ему потерянную дальнюю память, лрактически лишил его лица, да и с руками не всё хорошо. Документов у него тоже никаких, кроме новых, на некоего спасенного с «Титаника» молодого человека с полной амнезией. Так вот, развязка эпизода в сериале  совсем не та, которую я выше назвала предсказуемой. Грэнтэмы выходца с того света не принимают, не признают за жениха и наследника. В условиях неуверенности, неполной уверенности они пользуются своим законным правом не признать и не сделаться несчастными до конца фильмы сериала жизни. А наследник (а может, мошенник, мы – и это мудро придумано! –  так и не узнаём, кто этот выходец на самом деле) без шума уезжает, признавая право этой семьи не принять того, кого они уже похоронили.

- Отношения между господами и прислугой, начальниками и дураками подчиненными, овцами и пастырями, а также между различными рангами прислуги – это энциклопедия христианского отношения к феномену, называемому «социальная несправедливость». Всего пересказать невозможно. Скажу только – очень наглядно показано, почему у них сто четыре года назад не произошло того, что произошло у нас.

-  Ну и – какая же христианская фильма без старца? Непременно старец должен быть!
Вдовствующая графиня Вайолет (которую играет великая Фаина Раневская 
Мэгги Смит , которая в числе прочего являтся кавалерственной дамой ОБИ , которого девиз – «За Бога и Империю») – это нечто. Я в неё влюблена, когда я вырасту, стану графиней Вайолет, пусть меня научат. Старушка  на первый взгляд анекдотически самолюбивая, эгоистичная стерва, никогда не пропустит случая остроумно мокнуть ближнего своего – но! Весь её снобизм, стервозность и макание ближнего настолько нежлобские, настолько простые, открытые и изящные, что приобретают какое-то иное качество. Вот как кошка прилюдно вылизывается или никогда не отказывается муху словить, или как юродивый тоже всякое такое, мы же не обижаемся на кошку или юродивого, даже напротив.  А вместе с тем (или скорее как раз поэтому) старушка гениально чует пружины человеческих отношений, умело применяет власть и насилие там, где от них бывает толк, удерживается от любоначальных порывов   там, где от них толку ноль, парой слов разруливает готовые сорваться семейные ссоры, утешает впадших в уныние, выдает духовные афоризмы, пророчества и советы высшей марки. Советы не шкурные и не отвлеченно-духовенные, а как раз душеспасительные. Общий смысл – ни в коем случае не бери на себя бремен неудобоносимых, но честно носи те, которые тебе уже отломились, и не продавай своей души ни за какие что бы то ни было. А говорят, нынче старцев нет.

Пунктов могло бы быть и больше, но я здесь остановлюсь. Вот разве что помяну ещё одно, без чего даже всё вышеописанное было бы мертвой схемой. Сама ткань фильма, некие трудноописуемые человеческие презумпции поступков, слов, даже взглядов и мимики, - глубоко христианская, очень достоверная (в смысле этого не сыграешь, если его нет) и качественная. Как хорошее, несносимое сукно.

Хочу сказать, смотришь нашу какую-нибудь комедию 60-х, или морально-психологицкое кино 70-х, или перестроечные страсти – и уж так, уж так бросается в глаза отсутствие этой ткани. Либо полное отсутствие, либо она вроде и есть, но худая вся, разлезающаяся, как затёртый застиранный штапель, который пальцем ткнешь – и готово, дыра. Какой бы, даже самый что ни на есть леригиозный сужет ни взяли «православные кинематографисты», эта ткань всё равно будет состоять не из сюжета, не из реплик сценария, а из людей. И есть вещи, которых, если их нет, то их и не сыграть, хоть ты лоб расшиби.

 

Tags: шевелющие мужчины на белой простыне
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 72 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →