mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

Category:
  • Mood:
  • Music:

не перепутать слишком крупных личностей

Уважаемый френд запостил небольшой поток сознания , имевший истоком своим мой постинг про фаюмскую Жанну Самари и комменты к нему.

Там есть такое наполовину верное замечание:

...новичок легко может перепутать раннего Мане с ранним Моне. А вот зрелых не перепутает и новичок. Слишком крупные личности.

На первую, хочу сказать, половину верное.
Действительно, ведущих импрессионистов в детстве на раннем этапе их творческой жизни можно перепутать – а вернее, просто не распознать как таковых.

Вот вам, например, Мане, 1860.


А это Моне, 1869.



А это Ренуар с котиком, 1868.


Зрелых, конечно, все распознают даже в темноте и со спины, но пусть тоже здесь будут, в том же порядке:

Мане, 1882


то есть, пардон, не туда ткнула -




Моне, 1894


И Ренуар, 1882

Подписи не нужны, даже новичок не перепутает, да?
Но что именно не перепутает новичок?
Три крупные личности или три индивидуальных текстурно-декоративных приема?

Готовый ответ, цитату из самой себя, вывешиваю для колеблющихся.

... резкое расширение рынка красок, их удешевление и общедоступность привели к менее уважительному, вплоть до цинизма, отношению к материалу, что и выразилось прежде всего в текстуре. У импрессионистов и особенно постимпрессионистов текстура очень быстро превратилась в самоцель. Сравните ранних Моне, Ренуара, Дега со зрелыми! В течение каких-то двух десятилетий краски, поначалу ещё верно служившие передаче внешнего облика предметов изображения и в соответствии с этим накладываемые "рисующими" и "лепящими" форму мазками, с соблюдением принципа локального тона в границах объекта – эти краски начинают жить своей обособленной, довольно-таки хищной и разнузданной жизнью, уже не для предмета изображения, а лишь используя его как случайную и «внешнюю» тему для вариаций. Зрелый импрессионизм – это не что иное как вариации, образной темы у которых как бы даже и вовсе нет. От 60-х годов к 90-м с текстурой происходят – стремительно и одновременно – два процесса: она играет всё большую роль в живописном языке, но и все больше нивелируется, превращается в сеть одинаковых (хотя и разноцветных) мазочков по всему полю картины, одинаковых для неба и земли, воды и камня, одежд и лиц. Разнятся по текстуре теперь не изображаемые объекты, а... художники. То есть у Моне эти «везде сущие и всё исполняющие» мазочки получаются подлиннее и порастрёпаннее, у Писсарро – покороче и этакой диагональной штриховкой-сеточкой, у Ренуара – побесформенней и, скажем прямо, погрязнее, у Сёра, Синьяка и Кросса – наоборот, почище да поаккуратнее, а у Ван-Гога – побрутальнее, так и напрашивается оборот «пальцем деланые»...

Текстурное богатство средневековой и академической живописи, тесно связанное с объектами изображения и свойствами материала, заменяется под кистью импрессионистов грубыми и механическими приёмами. Вернее, одним-единственным приёмом (по одному на каждого) – выпяченным, надоедливым, быстро приедающимся до оскомины. И вот этот-то разросшийся до безобразия текстурный приёмец и становится основной характеристикой индивидуального стиля импрессиониста. При характеристике индивидуального стиля художников, работавших до второй половины XIX в., текстура как элемент художественной формы обычно даже вообще не упоминается – настолько она сама собою разумеется, настолько логично, разумно слита она с объёмом и цветом. А для импрессиониста и особенно для постимпрессиониста текстура – определяющая, едва ли не единственная характеристика индивидуального стиля! Что в первую очередь возникает перед нашим мысленным взором при имени, скажем, Синьяка (1863 - 1935)? Мазочки в виде коротких чёрточек, «прострачивающие» края формы и потом глупо и бездельно толкущиеся внутри неё. При имени Дега (1834 - 1917) мы видим находящие друг на друга, накрепко втёртые в холст мягкие матовые округлые пятна. Ван-Гог (1853 - 1890) – палочкообразные и червеобразные, нарочито грубые, окаймлённые жирными застывшими бороздками мазки, то собранные в некие примитивные завихрения, то тяжело и натужно выковыривающие контур формы из фона. Сёра (1859 - 1891) или Кросс – сухие механические тычки-пуговки, особенно смешные и жалкие, когда они выстраиваются в линию вдоль сложноизрезанных контуров всяких мелких объектов – вот уж воистину «в гамаке и на лыжах»!

Интересно отметить, что в импрессионизме и постимпрессионизме наиболее крупные художники были менее всего связаны текстурными «хохмочками», то есть выраженность, процентное содержание в стиле текстурного приёма и верность этому приёму были обратно пропорциональны дарованию и «калибру» личности художника. «Зациклившийся» на строгом пуантилизме, всецело преданный ему (впрочем, рано умерший) Сёра был художником третьестепенным. Сравнительно крупный постимпрессионист Ван-Гог прошел по крайней мере через три «текстурных периода» - к сожалению, в сторону увеличения удельного веса текстуры в своём художественном языке; грустный конец этого художника известен. А начинавший как пуантилист Морис Дени (1870-1943) перепробовал целый ряд постимпрессионистических текстурных игр, ни одной из них не дал себя пленить окончательно и уже к тридцатилетнему возрасту забросил их совсем. Пройдя затем через некоторые излишества art nouveau, он выработал свой собственный стиль, устойчивое и убедительное равновесие между ар нуво и академизмом, и сделался ведущим церковным художником Западной Европы, автором множества монументальных храмовых росписей и картин на священные сюжеты. Крупнейший представитель импрессионизма Ренуар также прошёл через несколько текстурных периодов - и тоже остановился на некой грани, не был окончательно погребён под им же пущенным в ход приёмом. В поздних его работах заметен некий «откат» от прежних оргиастических текстурных экспериментов, и известно его устное горькое признание: под конец жизни он понял, что не умеет ни писать, ни рисовать. Форма и цвет были съедены разнузданной текстурой.

(«Опыт...», стр. 300-302)

Tags: искусствоведы, нетакстрашен импрессионизм какегомалютки, сложжное о ремесле
Subscribe

  • Добрый сказочник

    (дорогой френд пробудил воспоминанья) С этим автором, я думаю, знаком каждый, миллионными тиражами, десятками переизданий, в каждом доме, в…

  • сначала хорошую

    Только зашла, из ф-ленты, на свежевыложенную оцифрованную коллекцию Лувра, и вот как приятно – Время создания: 19 в. Прежняя датировка:…

  • о бестелесных фигурах

    Извините за ещё раз, тут мне конкретно прислали пассаж из спича, о котором вчера - «Они намеренно искажают форму, они намеренно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 49 comments

  • Добрый сказочник

    (дорогой френд пробудил воспоминанья) С этим автором, я думаю, знаком каждый, миллионными тиражами, десятками переизданий, в каждом доме, в…

  • сначала хорошую

    Только зашла, из ф-ленты, на свежевыложенную оцифрованную коллекцию Лувра, и вот как приятно – Время создания: 19 в. Прежняя датировка:…

  • о бестелесных фигурах

    Извините за ещё раз, тут мне конкретно прислали пассаж из спича, о котором вчера - «Они намеренно искажают форму, они намеренно…