mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

Categories:

об уменьшительно-ласкательной форме мяса

Полный текст видно по ссылке, а я утащила один абзац, болд мой.

... «Вот вам из моей жизненной практики, я с шести лет, как Давид, пас овец моих родителей. У нас всегда было до восьми овец, больше папа не брал, угодья не позволяли. Для чего родители овец держали? Они нас кормили мяском, теплом — шерстью одаривали. Это сейчас все ходят в готовой одежде, а тогда надо было шерсть теребить, прясть, а потом крючком или спицами вязать себе одежду. Вот этим я занимался с шести лет, из-за этого остался я почти необразованным. Потому что школа начинается сентября, а я приходил в школу когда падал снег — в первых числах декабря. Но как видите я не остался без хлеба ради послушания родителям. В миру мне Господь подарил любимую работу, я работал шофером двадцать два года, заработал там хорошую пенсию, сейчас я получаю десять тысяч рублей. Судите сами, даром пенсию не дают. Потом меня Господь призвал на священническое служение, и, как вы знаете, я не живу голодный. И даже машина есть, по мне, по моей старости — очень хорошая. Бог подал через людей. Да люди дали, но чтобы дали, надо было им к Богу дорогу указать. Ведь так просто не пойдешь, а вот когда Господь путь укажет, пойдешь куда надо».

Там первый камент такой :

«Превосходно! Огромная благодарность за публикацию, Мирослав!
Только одно словечко ножом по тарелке проскрежетало: "мяско". Лучше бы его не было. Вообще. Никогда. Мясо, просто мясо. Нет в нашем великом русском уменьшительно-ласкательной формы мяса. Потому что, видимо, не надобна она».

Я там не стала заводить филологические прения. Пусть мой камент будет здесь.

Ну, во-первых, эта форма в нашем великом и широком (я бы сузила) русском языке несомненно есть. Я её своими ушами слышала не раз. Сталбыть, надобна.

Иное дело, что форма эта – отвратительная. Немедленно погружает в беспросветный  мир чисто животных радостей. В смысле – простейших радостей чисто животного существования.

А главное – ровно ничего здесь не «скрежещет по тарелке».

В этом тексте эта форма вполне, закономерно, органически на своем месте. Как завершающий мазок в мастерском этюде с натуры. Ни убавить, ни прибавить.

Tags: язык мой-враг мой
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 96 comments