mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

  • Mood:
  • Music:

девочка и чудовище

А вот вопрос к френдам и прохожим – а как вам вальдорфские игрушки  вообще? И куклы  в частности?



 

Я-то их ненавижу. Нетолерантно ненавижу, и вообще, и кукол сугубо. И не испытываю никаких сомнений, колебаний или чувства вины – у меня есть веское оправдание. Я ненавижу их с детства, т.е. тут полная свобода от идеологии, чистые инстинкты. Которые я сейчас, в отличие от «тогда», уже могу описать и проанализировать.

Конечно, когда я была дитя (конец 60-х), даже и слова такого вокруг меня никто не знал. И, конечно, дорогих фирменных игрушек, выдержанных в безупречном вальдорфском стиле, тоже не водилось, так что, пытаясь восстановить свои тогдашние чувства, я буду говорить скорее о вальдорфских тенденциях, о сколько-то-процентном растворе ихнего «большого стиля». Так вот, меня раздражали и обижали «развивающие» игрушки. Я нутром чуяла, что моя спонтанная, без спущенного сверху плана, возня с собственоручно выбранными из сырого окружающего мира объектами и материалами разовьет меня на порядок прекраснее, чем «занятия» с этими гладко-дизайнерскими штучкаме. Ну ещё куда ни шло – одноразово, для посоревноваться в компании, для порадовать взрослых, которые тащатся от моих достижений, но иметь такое у себя дома? Играть в это больше одного раза и дольше десяти минут? За кого вы меня держите, господа педагоги и дизайнеры, а не хотите ли вы пойти лесом? Раздражали эти явно взрослые игры - якобы специяльно и с любовью для меня, послушного дитяти. Раздражала именно добротность, на-века-сделанность таких игрушек. Я очень рано узнала, спасибо моей бабушке – учительнице младших классов, и деду-математику, что потрясные развивающие эффекты легко получаются при помощи бумаги, ножниц, ниток, карандашей, пластилина, и эти расходные материалы прогресса затем выкидываются в корзину или сминаются в лепешку, и дальше поехали. На кой ляд создавать обдуманный стильный дизайн, тщательно выпиливать всё это из первосортного бука и ясеня, заботливо шкурить, красить в нэжную гамму? Тем более что и дизайн-то нарочито, изысканно тупой, подчеркнуто, выделанно простецкий. Не «просто красота», а особый (вальдорфский) род красоты для бедныхъ, шаг влево-шаг вправо считается побег. У меня было (и есть!) чувство, что взрослые, изготовившие это для меня, ревниво ждут от меня пристального внимания к своей продукции, надеются, что я стану гужеваться с ней с утра до вечера и каждый день, поставлю ее на полочку для красы – вобщем, что они держат меня за идиотку. А я этого не любила уже тогда. Сейчас уже привыкла, сейчас это фоновое, и методы противостояния уже сложились, а в детстве-то всё острее и беспомощнее.

А с вальдорфскими куклами я познакомилась через одну свою дальнюю родственницу, которая их шила – и, кстати, меня подсадила на несколько лет на шитьё мягкой (впрочем, нисколько не вальдорфской!) игрушки. Тётка шила строго по лекалам, чем меня, семилетнюю, удивляла несказанно. Как она может не понимать, а ещё взрослая! – что можно же добиваться индивидуальной выразительности, меняя крой и пропорции тела и головы, пришивая на головку отдельные нос и губы, подбирая особые, неповторимые пуговицы для глаз? Что за радость копировать одних и тех же жирных безглазых пупсов с толстыми лодыжками и неповоротливыми руками? По наивности я думала тогда, что тётка просто частным образом не умна, ленива и нелюбопытна, вот и повторяет одни и те же лекала, честно не догадываясь, как их разнообразить и оживить. Я ещё не знала, что это называется вальдорфской куклой, и тетка сознательно хранит верность канону: шьет не просто куклу (образ некого человека!), а ВАЛЬДОРФСКУЮ куклу: условный манекен, единственная цель которого – соответствие стилю. Я этого не знала и не подозревала: сорок пять лет назад подобной гадости и мертвечины ещё (вроде бы) не было в культуре, к которой я принадлежала. Были отдельные домохозяйки, жалко креативившие на досуге, но не было ИДЕОЛОГИИ. Догадалася я – а затем и наверняка в подробностях узнала, в чем тут дело и при чем тут красавец Руди Штайнер – гораздо позже.

Отчасти здесь происходило то же, что и с описанными выше «развивающими» игрушками – мне было противно несоответствие между затраченными усилиями и незначительностью месседжа. Но здесь был ещё и «бонус со знаком минус» - тот факт, что кукла – это не игрушка-развивашка. Кукла по определению существует для любования и общения с нею, а не как инструмент конкретной ограниченной задачки на логику или там мелкую моторику. Кукла – это игрушка иного, высшего порядка, и как раз это высшее и оказывалось разрушенным в вальдорфской кукле. Мне, ребенку, как бы предлагали общаться с трупом, фикцией, дурилкой картонной без глаз, без лица, без имени и характера – ведь именно такой, принципиально такой должна быть каноническая вальдорфская кукла: нейтральной, якобы предоставляющей ребёнку свободу, ага.

Я, в свои пять-семь лет! понимала, что «нейтрального человечка» не бывает, это оксюморон! как только есть некий, хотя бы самый условный, образ человека – сразу же есть и некий человек, который стоит за этим образом. За вальдорфской куклой стоит розовая раскормленная рыхлая дурочка, мечта маниака. Верность именно этому первообразу строго обеспечивается стандартными лекалами и приёмцами пошива. Все бла-бла-бла про свободу и нейтральность проходят только со взрослыми, чьи мозги уже отформатированы, а меня в мои пять-семь лет было не так-то просто сбить с толку.

Про нейтральность и свободу –  это, так сказать, первый и главный обман. Но есть ещё и второй-дополнительный. Стилистика этих кукол берет начало в народных-простонародных дешевейших самоделках, криво-наскоро пошиваемых бедными женчинами для своих сопливых недокормленных ребят из каких-то подручных тряпок (креатив там состоит именно в изготовлении хоть чего-то – из ничего, из отбросов, по стандартным рецептам, потому что на другое, более тонкое,  у пролетарских мамочек действительно нет ни культуры, ни мозгов, ни досуга). Но вальдорфские-то куклы шьются как раз из самого качественного, отборного материала! И шьются весьма тщательно, часто вручную, с массой строгих правил, хитростей и ноу-хау! И вся эта тщательность направлено именно на то, чтобы НЕ выломиться из якобы простонародной исходной модели (которая уже давно не простонародная, а холёная, выверенная, дорогая и снобская – как та корова с надушенной шелковой лентой на хвосте, которую доила в Версале бедняжка Мария-Антуанетта). И вот эта двойная нераздельно-слитная ложь – а) жесткий отказ от творчества и живой образности, приносимых в жертву якобы простонародной простоте и б) отсутствие этой самой простоты! они ещё и стОят будьте-нате! – тоже отвратительна.

Мне, во всяком случае.

А вы как?

 

Tags: дети-наше-будущее, чудище обло
Subscribe

  • Иконостас эклектика эмаль бронзовка №3

    Вот онъ. "Тело иконостаса : каркас - дерево, резьба , бронзовая эмаль; иконы - фотопечать на канвасе (холст). Какой бы широкий выбор…

  • о халатности и перестраховке

    Две картинки от двух френдов, которые (картинки) должны войти, ящетаю, во все хрестоматии по текстовому дизайну. С первой картинкой всё ясно. Всё,…

  • "Пелёнки Иисуса"

    Картинка с парижского Салона 1893 года кистей господина Пупийона (то есть гравюра с нея, конечно). Столь же безупречно благочестивая по сюжету,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 159 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Иконостас эклектика эмаль бронзовка №3

    Вот онъ. "Тело иконостаса : каркас - дерево, резьба , бронзовая эмаль; иконы - фотопечать на канвасе (холст). Какой бы широкий выбор…

  • о халатности и перестраховке

    Две картинки от двух френдов, которые (картинки) должны войти, ящетаю, во все хрестоматии по текстовому дизайну. С первой картинкой всё ясно. Всё,…

  • "Пелёнки Иисуса"

    Картинка с парижского Салона 1893 года кистей господина Пупийона (то есть гравюра с нея, конечно). Столь же безупречно благочестивая по сюжету,…