mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

Categories:
  • Mood:
  • Music:

о святости живоподобия

Френд пишет, комментируя  постинг о выставке икон круга Симона Ушакова :

Я уже в самой первой иконе вижу начатки разложения формы. Я не прав?
Вот этот вот ужасный анфас, склеенный из двух полупрофилей, как будто сзади череп топором раскроили и вывернули, он тут зародился, с этой иконы начался?



Хозяйка там ему отвечает:

 

Здесь свет и на лике, и на шее наплавлен симметрично с двух сторон. Это дает ощущение "раскроили и вывернули".
Если повторять-копировать формально, то да, так и получится, как Вы описали. Но репродукции не передают мягкость плави оригинала.
Ушакова надо смотреть в натуре:))

 

Т.е. в натуре мы увидим «раскроенный топором череп» + «мягкость плави оригинала», благодарю покорно.

Действительно, лучшей характеристики стиля Симона Ушакова и не придумать.

Этот художник (1626–1686) замечателен тем, что был одним из первых в России, кто подвергся великой стилистической ломке, пережитой Западной Европой двумя, а то и тремя столетиями ранее, под влиянием греческой (думаю, вполне можно называть ее эллинистической) инфузии.Т.е. с Ушаковым, в XVIIв., происходит совершенно то же самое, что с художниками по ссылке происходило в XIV XVвв. И, заметьте, по тем же самым причинам  - из желания достичь большего сходства образов святости с их Оригиналом.  И они, и Ушаков хватают вершки, зализывают  в лоск форму недопонятую, недостроенную, едва-едва слепленную до кучки, но зато щедро детализированную. И они, и Ушаков выезжают на чистоте колорита, на всякого рода ритмических играх, на волосяно-чудесато-тооооненьких орнаментах, более или менее удачно маскируя свой побег из Средневековья в Новое время.

Но ооо, сколь различны результаты одного и того же процесса! Различны и на уровне продукции  большого мастера-локомотива истории (Ушаков действительно такой локомотив), и на уровне тех кругов по воде, которые всегда расходятся в истории искусства от таких локомотивов.

Если мы посмотрим на выражения личиков ушаковских персонажей – и выражения личиков множества западных мастеров переходной эпохи, то, пожалуй, есть основания отдать предпочтение Ушакову. Его герои отмечены подлинной святостью ой, нет, не буду про святость, что я в ней понимаю ваще? – его герои гуманнее, мягче, душевно тоньше (иной раз до робости, до запуганности даже) - героев италианского переходного периода, зачастую грубых и даже агрессивных.
Что ж вы хотите, где четырнадцатый век, а где вторая половина семнадцатого! Время, время нужно на весь этот гуманизм, на вскисание тяжелого чиста-человеческого теста под действием впущенных в него христианских дрожжей.

А теперь про круги по воде.

На Западе движение было хотя и сравнительно медленным, но зато мощным и всеобщим. Тесто подходило не спеша, зато комков было сравнительно немного, и вобчем ясно было, кто более ловкий мастер, а кто (вдобавок) ещё и в святости больше разбирается. В России же всё совершилось скачком-пинком.  Что привело к стилистическому расколу в рядах иконописцев, т.е. ко внутрижанровому стилистическому расколу.

Отсюда-то в конце концов и выросли некрасивые ноги того «богословия иконы», которое объявило живоподобие – бездуховным, поначалу весьма наивно спутав стиль – с выражениями личиков.

А затем уже - и вполне по-идиотски спутав стиль и с жанром, и с выражением личиков.

 

Tags: скрипка и фортопьян, сложжное о ремесле
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments