mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

Categories:
  • Mood:
  • Music:

рассказ "Тьма египетская"

(картинка про Муфтия просто для привлечения внимания)

Прошу прощения, уже раз , два, третий пост подряд про то же самое. Такая уж это книга, коготок у меня слегка в ней увяз.

Тут будет всего про один рассказ, из всей книги более всего меня, скажем так, накрывший. Потому что в этом рассказе, как

солнце в малой капле вод, отразилось всё то особенное так хорошо мне знакомое, мм, православие.

Рассказ забираю сюда полностью, он очень небольшой и весь важный для понимания.

«Что и говорить, любят у нас обсудить и покритиковать священников. Поэтому для меня было весьма неожиданным, когда однажды, в ту пору когда я еще служил в Донском монастыре, ко мне подошел наш прихожанин по имени Николай и сказал:

Теперь я понял: самые лучшие, самые великие, самые терпеливые и прекрасные люди на свете — это священники!

Я удивился и спросил, что это вдруг навеяло ему такие мысли.

Николай ответил:

У меня живет кот. Очень хороший, умный, красивый. Но есть у него одна странность: когда мы с женой уходим на работу, он забирается в нашу постель и, простите, гадит в нее. Мы всячески пытались его отучить: упрашивали, наказывали — все бесполезно. Наконец мы соорудили даже целую баррикаду. Но, когда я вернулся домой, то увидел, что баррикада раскидана, а кот снова пробрался в постель и сделал там свое грязное дело. Я до того разозлился, что схватил его и просто отлупил! Кот так обиделся, что залез под стул, сел там и заплакал. По-настоящему! Я впервые такое видел, у него слезы катились из глаз. В это время пришла жена и набросилась на меня: «Как тебе не стыдно? А еще православный! Не буду с тобой даже разговаривать, пока не покаешься у священника за свой зверский, гадкий, нехристианский поступок!» Мне ничего не оставалось делать, да и совесть обличала, — наутро я пришел в монастырь на исповедь. Исповедовал игумен Глеб. Я отстоял очередь и все ему рассказал.

Отец Глеб, очень добрый, средних лет игумен из Троице-Сергиевой лавры, временно служил тогда в Донском монастыре. Обычно он стоял на исповеди опершись на аналой и, подперев бороду кулачком, выслушивал грехи прихожан. Николай подробно и чистосердечно поведал ему свою печальную историю. Он старался ничего не утаить, поэтому говорил долго. А когда закончил, отец Глеб помолчал немного, вздохнул и проговорил:

Н-да… Нехорошо, конечно, получилось!.. Вот только я не понял: этот копт, он в университете учится? Там что, общежития у них нет?

Какой «копт»? — переспросил Николай.

Ну тот, который у вас живет, про которого ты сейчас рассказывал.

«И тут до меня дошло, — завершил свою историю Николай, — что отец Глеб, который был слегка туговат на ухо, десять минут смиренно выслушивал мой бред про копта, который зачем-то живет у нас в квартире и гадит в нашу постель, которого я зверски избил, а он залез под стул, сидел там и плакал… И тогда я понял, что самые прекрасные и непостижимые, самые терпеливые и великие люди на свете — это наши священники».

*  *  *  *  *  *
Комментарии самые небольшие тут у меня.

У мужика дома под стулом лежит избитый им шерстяной друг, домашний философ и юродивый, утешный в скорбях теплый сладкогласный котег, ещё недавно умный и красивый. Лежит и плачет слезами.

И мужик, вместо чтоб заплакать вместе с котом о своем звероподобии, вместо чтоб на коленях попросить друга из-под стула, поцелуями осушить слезы на его драгоценных глазах, налить ему аверьяновки и дать на закуску индейки копченой и зарок никогда его не обижать ни словом, ни делом –

Вместо этого он с утра прётся вон из дому, сперва отстаивать очередь, а потом долго-долго втирать про свое свинство бате, который его впервые видит и слушает его на автопилоте , видя в своей голове под камилавкой вместо котика – какого-то египетского стюдента из Патриса Лумумбы.

И всё, тут конец истории.

А морали, по замыслу автора, у нее две:

1. О каково смешно! Кота с коптом перепутали, бггг! (оно бы и было смешно, если бы тот кот не лежал под стулом и не плакал слезами! а он там и сейчас лежит, лежит там вечно, его там бросили и забыли, аффтару интереснее духовная жизнь персонажа Николая).

2. О какие у нас батюшки молодцы прекрасные, великие и терпеливые! Буду их оттеперя и впредь ещё больше абажать!

...как солнце в малой капле вод, говорю, отразилось.

Tags: l'éducation mystique, l'éducation sentimentale, prayers my cats have taught me, лечебница шарантон, овцы и пастыри
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 108 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →