mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

Categories:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

о занимающихся темным делом

Два слова о надолго накрывшей всю Европу махровой глупости о том, что якобы «в иконописи ему (понятию тени) нет места: иконописец этим тёмным делом не занимается и теней, конечно, не пишет» ( Павел Флоренский. Иконостас. Избранные труды по искусству. СПб, 1993. С.145 – 168). Напоминаю на всякий случай, что иконописцами Флоренский и его последователи по умолчанию именуют только авторов, работавших в средневековой стилистике.

Глупость махровая насквозь, в основе своей: Флоренский по понятным причинам не знал того, что знает любой, даже самый начинающий, художник – что контурная линия уже есть тень. В природе контура как феномена нет, контур – это условный изобразительный прием, позволяющий вырезать (обрезая по краю) образы – из окружающей их среды. Прием основывается на выборе условного источника света – перед плоскостью картинки, со стороны зрителя, так что выступающие формы освещены сильнее, а отступающие вглубь – слабее. Вот наружные контуры всякого предмета и всякой части этого предмета как раз и суть такие оказавшиеся в тени участки его поверхности, расположенные перпендикулярно плоскости картинки. Видимая площадь этих участков минимальна, но зато и тень на них концентрируется даже до черноты.



И вот эта тоненькая (впрочем, иногда и толстенькая) черная тень присутствует практически во всех произведениях средневековых художников – даже в тех, где художник не пишет... светОв.

Да-с. Такие иконы – существуют.


В христианском среденевековье можно найти сколько угодно примеров трактовки объектов исключительно при помощи теней (контуров и затенений) – так что наиболее светлые участки предмета суть просто участки не тронутого тенью локального тона. То есть, возвращаясь к формуле Флоренского, иконописец здесь вполне явно, наглядно и достоверно не занимался этим светлым делом и светОв не писал.

Осталось добавить, что в периоды ренессансов (как византийских, так и наиболее громкого западноевропейского) художники начинали уделять заметно меньшее внимание темному делу и набрасывались на дело светлое. Проще говоря, роль линейного контура сходила на нет, а роль высветляющих операций по основному тону возрастала. Высокий Ренессанс уже и совсем отказался от черной линии-обводки. Контуры если и присутствуют, то – цветные и максимально вписанные в форму, растворенные в ней. Иконописцы уж настолько ловко выучились моделировать форму именно светом, что условные приемы концентрированной вдоль края предмета тени стали им не нужны.






Нет, я не стану подбивать очевидные итоги, будто бы именно постренессансные иконописцы темным делом не занимались и теней не писали.
Флоренского не надо опровергать, утверждая некие выводы и положения, противоположные его выводам и положениям.
Потому что выводы его таковы, что их следует, не утверждая противоположного, просто выбросить на помойку, постинг именно об этом.
Tags: the icon: truth and fables, ликбез, махровое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments