mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

Category:
  • Mood:
  • Music:

графиня Софья Федоровна Ростопчина-де Сегюр, "Бедный Влас"




Ну что, уже и каникулы скоро кончатся, и Успенский пост в разгаре, а я всё откладываю исполнение обетов, данных в разное время различным милым френдам.

Долго хвасталась рассказать вам всю правду об исторических корнях ФМД, и вот наконец.




Ибо нет никакого сомнения в том, что при всех своих ценных качествах, православии и патриотизме, зрелый ФМД, наш великий ФМД великих романов,  был эпигоном идейным наследником великой графини де Сегюр.

И роман "Бедный Влас" - тому свидетель и пруф.

Итак, краткое содержание в сопровождении классических иллюстраций работы неутомимого Горация Кастелли, из все той же Розовой библиотеки.

Бедный Влас – действительно бедный, в смысле небогатый. Но честный. Ему одиннадцать лет, он единственный сын дворника-привратника какого-то шато.
На момент нашего с Власом знакомства поместье как раз только что перепродано, у новых графьёв де Трельи имеется двое детей,  Элен и Жюль, 11 и 10 лет, и естественным порядком Власий становится их мальчиком для битья товарищем их детских игр, призываемым и отсылаемым по барскому приказу в удобное для бар время.

То есть Элен-то хорошая, это Жюль, наследник, настоящий сукин сын.
А Влас – ангел.

Первая встреча барчука и дворникова сына уже получилась кровопролитной. Жюль припраздношатался из своего шато мешать Власу стричь изгородь. Взял секатор – поиграть. А когда осторожный Влас сунулся забрать обратно опасный инструмент, барчук кинул ему тем секатором в голову. Но промахнулся и попал в ногу. Себе самому. Тут Жюль, весь в крови и в досаде, понесся жаловаться отцу на Власа, не забыв прихватить по дороге кого-то из прислуги, мол, подтверди, что это Влас меня секатором изрубил, не то уволим в 24 часа.

И что же? Разъяренный де Трельи, уже готовый вышвырнуть вон консьержа и его агрессивное отродье, смотрит в честные глаза этого консьержа, слышит его прямые речи, впечатляется искренним возмущением Власа («Я никогда не лгу, мсье!») – и понимает, кто тут виноват. Неделя уходит на лечение ноги и внутренние разборки с Жюлем. Наконец он приходит просить прощения. Влас, лишь совсем чуть-чуть покобенившись и повтыкав Жюлю морализаторских булавок, принимает извинения и соглашается приходить играть в барском саду.

Ну, как играть? Не особенно изобретательно. Барское пейзанство 18 в. всё ещё актуально, и дети забавляются устройством огорода. Влас вскапывает им грядочку, и Элен уже приготовилась втыкать туда маргаритки, но у самодура Жюля другие планы, он желает выращивать полезные овощи, шпинат и горох, редиску и спаржу с дынею. Семена ему уже дал садовник, вот он их зароет в грядку, и при сборе урожая останется только складировать редиску отдельно от дынь. Элен и Влас пытаются осторожно переубедить юного мичуринца, но в ответ тот кидается на обоих с кулаками. Влас закрывает своим телом Элен! Жюль, не рассчитав выпада, летит наземь и разбивает себе нос! И, разумеется, Власа тут же обвинили и в разбитом носе, и в выдирании с грядки овощей, якобы уже посеянных Жюлем. К счастью, Элен свидетельствует против клеветника, Влас оправдан, но осадочек у графа и графини остался.





Бедный Влас старается более не попадаться Жюлю на глаза, отговаривается – у меня работа, у меня урок катехизиса (они оба в этом году готовятся к причастию), но барчук скучает, ищет компании и наконец привязывается к Власу в час вечерней его прогулки. Поартачившись и поосыпав Жюля укоризнами за его огородные безобразия, Влас соглашается.






Они идут вместе, маршрут выбирает барчук. В результате их сначала чуть не порвали собаки, а затем напугал и ободрал кот. (кота Влас убил, и этого я де Сегюрше, признаться, не могу простить! Да и вообще она мастерица животных убивать, в иной книге целый зоопарк ложится костьми, у ФМД такого нету, у него только лошадь, зато какая, но мы отвелеклись...) Тут опять скандал, опять оговор Власа перед господами де Трельи и снова смутные подозрения отца, что сын его – трус и лжец, а сын привратника герой.

Вот этот алгоритм – Жюль снова ищет общества Власа, снова втягивает его в приключение, снова ведет себя как идиот, снова возвращается домой избитый, грязный, мокрый, едва не утонувший, иссосанный пиявками и прочая, снова обвиняет во всем (в идиотизме, трусости, нарушениях запретов, кражах, обманах, лжи и садизме) Власа, и родители всему верят! но затем одумываются! но у них остается осадочек! – вот этот алгоритм графиня повторяет, как канон – например, такой –




- французы ведь абажают петь каноны. Повторяет раз десять в новых и новых варьяциях и декорациях.

В приключениях последовательно  участвуют слон, ослик, цыплята, пиявки и редкие цветы из оранжереи.
Слон и ослик остаются в живых.






























Влас грустит! Он многократно и многоэтажно оболган, ошельмован, оплеван. Осадочек у господ де Трельи, особенно у графини, начинает зашкаливать, и привратнику уже грозит увольнение. Но непоследовательный и капризный Жюль не может обойтись без Власа! Он скучает, он угрызается совестью. Он, наконец, заболевает, не может выходить, и в поисках развлечений снова требует к себе негодного мальчишку, который, наверное, теперь-то исправился.
Власа опять вызывают. На этот раз уже в барские покои. (Тут ещё вставные отдельные истории об отношениях Власа с прислугой, ну лакеи же, ну низкие люди, что с них и взять.)

Жюль лежит в перинах и руководит склейкою бумажного змея руками Власа. А затем заставляет его раскрасить готового змея, да получше. Влас, академиев не кончавший, увы, с треском проваливается на этом поприще, и Жюль (вот насколько он выздоровел!) приходит в бешенство при виде неудачной змеераскраски. Он рвет в клочья змея и... вновь нравственно падает! Когда на шум сбегаются домашние, Жюль вновь обвиняет Власа в изломании змея! И графу, уже в десятый раз слущающему визг собственного чада и смотрящему в честные глаза Власа, в десятый раз заползает в голову вошь...





























Эта вошь – последняя. Не то чтобы она сломала спину верблюда – а просто Жюль после того случая заболевает не на шутку. И задумывается о душе. И кается перед папенькой – мол, всё было клеветою и наветом, забудьте все ваши осадочки, Влас чист как ангел! О, приведите ко мне этого ангелоподобного мальчика, не то помру без примирения.

Тут много душераздирающих страниц, как Жюль мечется в бреду, и как Влас бдит и молится у ложа своего клеветника и хулителя, и как граф мешает свои слезы с власовыми, и как величие души и светлый разум этого крестьянского мальчика воссиявают для всех, кроме графини (она дама упёртая и предубежденная). К моменту выздоровления Жюля (таки выздоровел!) эти четверо - граф, Элен, Жюль и Влас - становятся кунаками неразлейвода.







Теперь очередь массовки, большого скандала, надрыва и истерики в гостиной (я тут не везде вставляю рефрен «узнаёте ФМД?», но вы же его узнаёте, не правда ли? везде, не правда ли?).

Паттерн истерики-в-гостиной обыгрывается так: после обеда, в присутствии всей семьи и всей прислуги, Жюль встает на колена и приносит публичное покаяние. Влас, ломая руки, пытается свернуть эту оргию, но Жюля несёт. Все рыдают в голос, Элен пользуется случаем, чтобы повиснуть на шее у Власушки и расцеловать его как бы в забытьи христианского восторга.

Но графиня остается непоколебимой. Она не верит ничему, кроме собственных глаз, и назначает Власу епитимью – отныне он не должен видеться с ее детьми и мужем, и если они все выдержат этот карантин, т.е. продемонстрируют владение своими страстями, то тогда и она переменит свое мнение о Власе.










Надо же, нет в жизни счастья! Вместо восторгов чистой, скрепленной покаянием дружбы, герои теперь страдают в разлуке! Они так мучаются невозможностью греться в лучах власовой святости, что пытаются тайком нарушить запрет, писать ему письма, заставать его в церкви – но Влас сияет новой гранью своего благородства, запретив им обманывать графиню, пусть даже требование ее жестоко, бессмысленно и, в сущности, вредит Жюлю, лишая его положительного примера. Граф служит почтовым голубем между своими детьми и Власом, видится с ним ежедневно (да, тут ещё Влас ногу на прогулке подвернул, чтобы графу тоже проявить немножко благородства), и наконец графине ничего не остается делать, как признать Власа паинькой и позволить ему встречаться с преображенным Жюлем.















Они оплачивают Власу прикид ко дню Первого Причастия (для французов это пунктик огромной важности, это целый культурный мем у них, особенно для девочек, - кто как одет в этот День)!
Они являются в церковь как братья, и идут к причастию буквально взявшись за руки! А вслед за ними, вообразите, причастились и родители, так что вся община даже несколько обезвалдела. – О, какой у них умиленный вид! – говорили серые пейзане. – Говорят, что это Влас устроил им такую метанойю! – Да, это будет благодеянием для нашего графства! –
- и праздник длился, длился! Звонили колокола, сияло солнце, улыбался кюре, и де Трельи в полном составе отобедали у своего привратника, сидя на соломенных стульях и тыча оловянными вилками в толстые фаянсовые тарелки (правда, самый обед был доставлен лакеями с графской кухни, но это мелочи, пассон).
И граф подарил Власу золотой крестик на цепочке, и медальончик – иконку Божией Матери.
А графиня – часы ему подарила! И поцеловала в чисто вымытую щёчку.







...там ещё заключение, про то как Раскольников и Соня сидели на берегу Енисея  Влас женился, в 28 лет, на племяннице кюре, взял за нею 30 000 франков, а граф де Трельи добавил ещё 40 000 и домик молодым купил, а графиня расшиблась на мебель и кобеднишний гардероб.

Слезы умиления заливают клаву...
вот только поставлю тэг «ФМД»... и вуаля, наслаждайтесь!
Tags: l'éducation sentimentale, ФМД, прошлый век
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 63 comments