?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Дело было в конце 70-х, кажется, это был мой последний или предпоследний школьный год, перед поступлением в рисовальное ПТУ. С подружкой по городской изостудии, большой любительницей походов и приключений, мы всё утро, октябрьское воскресное, валяли ваньку на пленэре, списывая с натурки практически единственный архитектурный памятник местной кампаньи, голубенькую действующую церковь да с колокольнею.

- А давай зайдем, - предложила она вдруг, когда мы докрасили намеченное и стали уж сворачивать свои художественные бебехи.
Мы знали, что это типа нельзя, что ежели кто капнет, то нам может прилететь по комсомольской линии, но подумалось – у нас же отмазка, вот этюднички на плече подтверждают платонический характер наших отношений с религией! – и вот этакими как бы этнографами мы и проникли в ограду, а затем и в (уже пустую после службы, но ещё не запертую) церковь.

Как и положено советским людям, мы чувствовали прежде всего неловкость и неприкаянность, попав на эту полузапретную территорию. Поталкивая друг друга локтями и обмениваясь самоободряющими репликами, мы потоптались у входа, порыскали там и сям любопытным глазом и собрались уж было очистить помещение, как вдруг откуда-то появился самый настоящий батюшка. Молодой совсем, худой жгучий брюнет. И давай нас охмурять Я не помню, с чего начался разговор, мы, надо полагать, дичились и храбрились, а он поощрял наше любопытство и незамысловато толкал его в сторону «надо и о душе подумать». Помогли болтавшиеся за нашими спинами этюдники (как я позже сообразила, мы для батюшки были такими же экзотическими птицами, как и он для нас).

- Вы художницы! Давайте я вам наши иконы покажу! – и повел нас к щекастеньким кислотненьким перепевам В. Васнецова кистей локальных мастеров. И мы вежливо следили за его руками и, повторяю, совсем незамысловатым дискурсом. Как вдруг беседа приняла оборот

необычайный.

- А вот вы читали книгу «Черные доски»? – спросил батюшка.

Не читали мы, нет ещё. Солоухинский бестселлер, одна из программных книг, отразивших и сделавших советские 60-е - 70-е, ещё до нас не дошла. Да мы и не слышали даже. Название-то какое! мурашки пиетета пробежали по нашим младым позвоночникам.

А вот батюшка – читал.

С загоревшимися вдруг глазами он, оставив в покое находившуюся в его непосредственном ведении галерею святых, начал... пересказывать нам эту книгу. Сумбурно и подробно. Рассказал про всё, про всё. Как получилось, что средневековая живопись уцелела, и как распознать древнюю доску по ее тыльной стороне, и как их ловкие люди собирают по глухим деревням, и размачивают нашатырем записи, и открывают киноварь, благородную вохру и левкас и ассист, и про ковчеги, опуши, лузгу и шпонки, и про каноны, и про какие да какие бывают сюжеты, и про горки и палаты с ризами и бисерами, и, короче, весь-весь ликбез, с рефреном «русский человек должен знать свою великую историю и жить духовной жизнью!» Минут сорок, не меньше. Если не час битый. На самом высоком эмоциональном подъёме, со сверканьем глаз, жестами и придыханьями. Если бы уважение к сану не препятствовало мне подумать «Остапа несло», то, по правде говоря, именно это я и подумала бы.

Наконец, напутствуемые горячим наказом непременно раздобыть и прочесть потрясающую книгу «Черные доски», мы вышли из церквы и, несколько обалдевшие, долго шли широким степом к конечной остановке гортранспорта. Молча переваривая эпизод.

Нет, ну конечно же, впечатление получилось скорее положительное, не каждый день школьницы разговаривают с незнакомыми взрослыми дядьками об возвышенное.

Но всё-таки, но всё-таки...

Дело в том, что, хотя мы тогда и не читали ещё этой потрясающей книги, но ничего, ничегошеньки нового мы из батюшкиной лекции не узнали. Я в свои тогдашние тринадцать лет знала о русской средневековой живописи уже совсем немало.
Уж во всяком случае на порядок больше, чем вынес этот тридцатилетний настоятель из (Одесской, вероятно) семинарии. Если (вероятно, свежепрочитанная, ничем другим я не могу себе объяснить происшедшее) книжечка Владимира Алексеевича Солоухина так поразила его, что  - ну, что даже мы поняли, что она его ОЧЕНЬ поразила. 

Comments

( 15 комментариев — Оставить комментарий )
zuzlishka
29 авг, 2017 17:34 (UTC)
Нахально обобщу: бездарь этот Солоухин, про что ни писал, все скверно, примитивно,пафосно. Оскомина, да и только.
mmekourdukova
29 авг, 2017 18:59 (UTC)
Ну вообще-то постинг совсем не про Солоухина.

А Солоухин между тем был как раз наоборот - феерически необразованным, но бесспорно одаренным.
gannota_i
29 авг, 2017 19:31 (UTC)
феерически необразованным, но бесспорно одаренным
Может быть, одаренность подобных авторов в том, что они могут создавать определенное настроение у читателя и, если читатель то настроение некритически или недостаточно критически словил, вести за ним? Мастера перцепции - заставляют мозг среднестатистического читателя сделать предмет рассказа вторичным, выезжают за счет *возвышенного тона*..

Edited at 2017-08-29 19:38 (UTC)
mmekourdukova
29 авг, 2017 20:33 (UTC)
Re: феерически необразованным, но бесспорно одаренным
Да он и предметы выбирал - актуальнейшие.

Да разумеется, одаренность в этом самом и состоит :-)). И видишь, что завирается или не знает матчасти - все равно сочувствуешь.

Но постинг - не о Солоухине :-)).
corey01
30 авг, 2017 17:49 (UTC)
В посещавшейся мною заочной семинарии РПЦЗ, церковному искусству вообще посвящалось 0 (ноль) курсов, и в каждом конкретном курсе 0 (ноль) тем. Неудивительно, но печально -(.
mmekourdukova
30 авг, 2017 17:59 (UTC)
(тихо воет)...это какое-то вредительство...

При этом, естессна, икон никто не отменял, небось ни один семинарист на вопрос - нужны ли они? - не задумался бы ни на мигъ, нужны акакже.
corey01
30 авг, 2017 18:31 (UTC)
Состав преподов способствовал более всего процветанию библеистики и церковного устава, да.
mmekourdukova
30 авг, 2017 18:20 (UTC)
В прошлом годе меня хотели было нанять читать про церковное искусство в здешний богословский институт, нито курсы, новооткрытые греками взамен издохших естественной смертью.

Они включили в план целых восемь лекций, о как. И непременно хотели, чтобы в эти восемь часов входили практические занятия. С кисточками. Собственно, из-за этого они и обратились ко мне (бла-бла они и сами бы смогли).
corey01
30 авг, 2017 18:39 (UTC)
Наш старший только что пошел в садик; там да, проводит пару часов с кисточкой. Такой подход для вроде как взрослых, конечно, дико удивляет.





mmekourdukova
30 авг, 2017 19:40 (UTC)
Ну вот такие у них были идеи про УГЛУБЛЁННОЕ изучение темы.

Собственно, они были по-своему правы - "богословие иконы" действительно можно уместить в одну часовую лекцию, ну там ещё от силы две - на иконографию праздников, а дальше что? нельзя же курс ограничить тремя лекциями, это было бы несериозно, - отсюда и кисточки.

corey01
30 авг, 2017 20:12 (UTC)
Хотел было сказать, "а как же история иконописи в контексте истории церковной, например". Но вспомнил имевшее быть несколько лет назад. Пришел я на первое занятие по греческому, факультативный курс в нашем не самом плохом топовом универе. Преподавательница бойко болтает, что ранне-античные греки - это вам не позднеантичные. Я спрашиваю - а как там алфавит, откуда он у греков взялся? Кто повлиял - шумеры, евреи, или наоборот? Ответом было гробовое молчание; и видно было, что человеку такой вопрос в голову никогда не приходил и не интересовал.
mmekourdukova
30 авг, 2017 20:48 (UTC)
История иконописи?!
Иконопись - это вечное! какая у нее может быть история. Этак Вы, батенька, и до "современной иконописи" договоритесь.

Ну и чем там кончилось? греческий выучился?

(и я со своей стороны поделюсь данными из первых рук - несколько лет назад в МДАС завели факультатив новогреческого. Туда радостно поназаписывалась куча народу, и учащихся, и преподавателей. Через несколько месяцев отвалились по причине тяжелой академической неуспеваемости ВСЕ, кроме одного - того, кто нам это рассказал).
corey01
30 авг, 2017 21:38 (UTC)
И.и. - да вроде широкоупотребимый термин, означающий историю школ и стилей. Как идея, и., конечно, вечная, но есть соответствующий исторический процесс, идею воплощающий -).
А современная - это то, что делают иконописцы-современники, нет? Каким словом Вы бы тогда современных иконописцев работу определили?

Пардон, имелся в виду древнегреческий. О коем я некоторое представление получил, но после одного семестра продолжать не стал. Корни общеупотребимые, тем не менее, там и здесь пригождаются.
mmekourdukova
30 авг, 2017 21:51 (UTC)
Я пошутила.
Это я вспомнила, как в Псково-Печерахъ один работавший там иконописец Лаврской выпечки отреагировал на словосочетание "совр. иконопись".

А вообще я предпочитаю называть историю иконописи историей церковного искусства. Потому что под иконописью все как-то по умолчанию понимают только станковую продукцию, а какая же у ней может быть история в отрыве от монументальной?
corey01
30 авг, 2017 22:01 (UTC)
Ох -). Там, наверное, богатый образ был, лавровцы, они такие!

( 15 комментариев — Оставить комментарий )

Profile

загадочная
mmekourdukova
mmekourdukova

Latest Month

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

Разработано LiveJournal.com