mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

Categories:

идоложертвенного мяса, Шарапов, - НЕ БЫВАЕТ.

По поводу сегодняшнего 1-е Кор., 8:8 – 9:2, тем более что и во ф-ленте упоминали –

Мне всегда казалось, что вполне ясный месседж: я, имеющий знание (о том, что идол ничто и «идоложертвенное мясо» - обычная пища), при некоторых условиях не должен бы есть этой обычной пищи, из тонких этических (а не из мистических!) соображений.

Условия, при которых мне лучше бы не есть «идоложертвенного» мяса – это если меня может увидеть кто-то, какой-то брат, кто ещё верит в идолов (и, сталбыть, в идоложертвенную пищу). Причем остается неясным, что за брат-то? Христианин (но плохой, раз в идолов верит)? Оглашенный? Язычник?

А какая опасность угрожает брату? В чем именно он соблазнится? Он может, глядя на меня, тоже поесть мяса? Нет, не так. А он может, глядя на меня, поесть мяса – как идоложертвенного мяса, опасность – в том, что он про это мясо, жуя его, будет думать чушь.

Апостол, по-видимому, знает, как трудно заставить твердолобых не думать более той ерунды, которую они привыкли думать. Он знает, что петь в унисон той галиматье, которой набиты головы немощных, гораздо проще, чем пытаться эту галиматью вымести вон. Т.е. убедить брата, что идолы ничто и идоложертвенная еда тоже призрак – это чижало. Надеяться на то, что брат, который верит в идолов и в идоложертвенное, воздержится от схватить и сожрать кусок «идоложертвенного» мяса, когда другие, включая продвинутых христиан, пируют, - тоже утопия. Он не разуверится, он не воздержится. Единственный надежный способ не допустить тупого и невоздержного брата до падения – это не есть при нём того, что он (единственно по своей тупости) считает идоложертвенным.

Стоп. А в чем же падение-то? Если мясо-то в действительности никакое не идоложертвенное и не может быть таковым, ибо идолы - ничто? А, вот в чём – у брата будет уязвлена его совесть. Ну то есть он сам свободно совершит то, что его совесть ему (без реальных оснований, а лишь по глупости) запрещает, и будет ужасно от этого страдать. То есть ЕСЛИ совершит – то будет страдать, вот и всё падение, вот и вся погибель. Интересно, что от своей веры в идоложертвенное (т.е. и в идолов!) брат не страдает, и двоеверная совесть его как таковая чиста и покойна как сон младенца. А вот от куска мяса двоеверие уже взбунтуется, само с собою передерётся и не найдет себе успокоения.

Вобчем понятный месседж, понятны все эти тонкие этические (а не мистические) соображения.

(Правда, не совсем понятно, где же приоритет – поддерживать совесть брата в шоколаде ценою оставления его (брата) во мраке двоеверия? Или безжалостно нанести его совести раны – но тем самым дать ему шанс свое двоеверие наконец ревизовать и бросить? )

(Версию, будто бы приоритетом является НЕЯДЕНИЕ МЯСА КАК ТАКОВОЕ, на этой площадке лучше не выдвигать, ОК? Я предупредила).

Но ведь отсюда с неизбежностию следует вопрос – а если не ядение мною мяса, но, напротив, НЕЯДЕНИЕ мною мяса причинит вред брату? Если у меня есть веские основания предполагать, что брат именно глядя на мое неядение, соблазнится, оступится, совесть его сделается нечиста, внутренний мир его нарушится, и он будет страдать?

В прямом смысле и в переносном, конечно. Вот актуальный пример - Медведь батюшки Серафима, которого (Медведя) на этих днях с шумом лишили сана и повелели ему не быть, - что делать продвинутым братьям с ихней верою (неверою) в Медведя - перед лицом немощных братьев?

Чем заниматься – неядением мяса вовек, или же ядением оного вовек?

Tags: l'éducation mystique, l'éducation sentimentale, богословские интуиции
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 129 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →