mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

Category:
  • Mood:
  • Music:

о реликтовом подсоветском ар-нуво

Ар-нуво, этот прихотливый еврояпонец, как мы все знаем, с началом Первой мировой скоропостижно умер как исторический стиль. Но долго ещё продолжал анахронистически выныривать там и сям по местам, в том числе и в России советской. Вероятно, оттого, что слишком уж был чарующий и ностальгический.

Так получилось, что ф-лента вынесла почти разом два памятника такого советского реликтового ар-нуво, один другого удивительнее. Забираю себе оба, плюс думы по поводу.


Дурацкие рассказики я помню ещё из собственного детства, а эти к ним картинки увидала впервые и даже ахнула от прямоты закоса под старорежимный пошиб. Любвь к цветному пятну, как бы расплывающемуся на шелке или рисовой бумаге, почти без светотени, нарочитый двойной нажористости контур, внутри – драгоценное жемчужно-розовое, сливки с клубникой. Там, в японском анамнезе, - заспанные глазки мадам Баттерфляй, несравненная вороная грива, нежно вливающаяся в белоснежный загривок, румяные губки каноническим бантиком. И афиши кистей Альфонса Мухи и Стейнлена, и французские бисквитные куклы, с которых лепили Матильду Кшесинскую, вот всё это.
















Заморенные недомытые советские детсадовцы 50-х, вскормленные манной бабкой, гороховым супом и идеологией, в этих своих невозможных хэ-бэ чулках на измочаленных резинках, в трусах с начесом, в байковых приютских платьях и мятых гнусно-коричневых полушерстяных штанцах, овеянные дыханием реликтового ар-нуво, - вдруг выздоравливают, наливаются румянцем и счастливой томностью, и в них действительно появляется что-то от японских недостижимых красавиц, от стейнленовских чудо-деток, воспитанных пастеризованными сливками и умытых патентованным мылом, все сопливые ребята все казались бонбоньеркой над изящной этажеркой, и, как беленькие кошки, как играющие дети, ваши маленькие ножки трепетали на паркете, что-то такое.

Это я к вопросу о том, как стиль оказывается иногда неразрывно связан с антропологией, с тем человеческим типом, для передачи которого он исторически создавался.

И тут же другая советская книжечка, более ранняя, но тем не менее ар-нуво и в ней – реликтовый, засидевшийся лет этак на пятнадцать лишних.


Все признаки стиля налицо – вкус к гладкому или ровно текстурированному пятну, отсутствие светотени, активный контур, преувеличенная текучесть и пластичность. Однако тут в далеком японском анамнезе уже не живопись по шелку, но простонародная ксилография, лубок. Линии как бы обрезаны ножом, цвета – линялый синий, скудельная терракота, жухло-красноватая ржавь – будто вышли из чугунка сельского красиля. Стильные картинки, что и говорить. Но! Изящная японская простонародность, пересаженная в навозные снега большевистской столицы 1927 года, процвела вдруг каким-то неожиданно ядовитым цветом.


Казмин Пропала кошка


Казмин Пропала кошка


Казмин Пропала кошка


Казмин Пропала кошка


Казмин Пропала кошка

Казмин Пропала кошка

Казмин Пропала кошка


Казмин Пропала кошка
!
Казмин Пропала кошка

Казмин Пропала кошка

Целиком в электронной библиотеке РГБ: Казмин, Николай Васильевич (1881 — после 1941). Пропала кошка / Картинки Комарова. — 2-е изд. — Москва : Г. Ф. Мириманов, 1927. — 10 с. : ил.; 25х27 см.
Казмин Пропала кошка

Художник книги — Алексей Никанорович Комаров

На литературную основу всего списать нельзя. «Интрига» скучна и персонажи глупы чрезвычайно – но всё же текст сам по себе не производит того глубокого впечатления социального и культурного экзистенциального дна, днища, куда нас повергают картинки. На картинках все персонажи – скорбноглавые мизерабли, все родом дремучие дворники, студнеобразные кухарки и извозчики в смазных бородах и клочных сапогах. Старухи – маразматички, две квашни и одна швабра. Дети – дефективные ублюдки, траченые оспой, пальмилитом и врожденным сифилисом. Их жизнедеятельность и контакты неизбежно вырастают в бардак, хаос и междоусобную брань русскими словами.

Даже кошек не пожалел художник-анималист. Подозрительно непушистые, с дельфиньими телами и лягушачьим, змеиным крапом, с одинаковыми неподвижными масками лиц.

Вот тебе, хочу сказать, и ар-нуво!

Вот тебе и связь стиля с антропологией. Вылечили российским молотком изделье легкое Европы.

Tags: дети-наше-будущее, прошлый век
Subscribe

  • о социальном попечении

    Сегодня звонили из приюта, откуда взята Матильда. Узнать, как поживает наша девочка, укотовлённая месяц назад. Не бьём ли мы ее палкой, не…

  • 1870-е: их просили не беспокоиться

    Встретилось у Константина Леонтьева прелестное о современных ему земских школах – и этому вполне можно верить, Леонтьев же не Кураев, а…

  • ты теперь ТАКЪ кури

    За отчётную неделю мне трижды, трижды, Карл! попалось употребление свидуинтеллигентными людьми в разговорах об изобразительном искусстве термина…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments

  • о социальном попечении

    Сегодня звонили из приюта, откуда взята Матильда. Узнать, как поживает наша девочка, укотовлённая месяц назад. Не бьём ли мы ее палкой, не…

  • 1870-е: их просили не беспокоиться

    Встретилось у Константина Леонтьева прелестное о современных ему земских школах – и этому вполне можно верить, Леонтьев же не Кураев, а…

  • ты теперь ТАКЪ кури

    За отчётную неделю мне трижды, трижды, Карл! попалось употребление свидуинтеллигентными людьми в разговорах об изобразительном искусстве термина…