mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

Category:

Четвертый не-сон Веры Павловны

Предрождественская светская жизнь продолжается, вчера посещали молодежную коммуну-мастерскую.


То есть это была у них не нарочитая вечеринка с гостями, а обычный вечер, а мы явились по частному приглашению недавнего ученика и жильца, который летом туда переселился и давно звал в гости показать, как и чем он доволен.

Коммунаров сейчас десять человек, снимают немаленький такой кирпичный дом в непрестижном, но чистом районе. Сами его апгрейдили, стиль сильно лофт, но им удобно. Гараж с двумя автомобилями и тучей велосипедов, плавно переходящий в большую столярную мастерскую, потолки метров пять и вся начинка с верстаками-станками, иное в общем пользовании, иное же собинное неприкосновенное. Необъятная кухня-салон-библиотека-столовая, с недорогими фортепьянами и за особой дверкой ещё отдельным музыкальным салоном, с тройной звукоизоляцией, хе-хе. Наверху малые индивидуальные келлии, нагороженные из чего попало, нового и старого, строительных отходов, блошиных находок и отслуживших своё курсовых проектов, я узнавала там канонические учебные лестницы, тут балясины, а тут стеллажи или оконницы. Нагорожено с претензией и без, с дизайном и без оного, пространства как чистенькие, так и борделические (как определил их наш гид). Отцы-основатели коммуны были архитекторами, ну то есть они и сейчас архитекторы, но все кроме одного уже нашли солидную работу и вышли из коммуны, передав традицию кооптированным членам – начинающим столяр-плотникам, кузнецам, дизайнерам, музыкантам и ажно до массажистки-натуропатки, красивой девушки-инвалида ростом в один метр. Национального происхождения самого разного, но все из традиционно христианских стран. Кто учится, кто работает, кто то и другое. Никто не богема, ни насколько. Хозяйство общее, устав, по-видимому, достаточно определенный – в смысле строгий, но не удушающий. Мы пришли, когда коммунары возвращались кто откуда и затевали вечернюю трапезу. Никаких рабов и господ дежурных, всякий свободно стряпает из общего запаса что хочет и сколько сможет, и свободно ест это либо сам, либо малой группой, либо выставляет на организованное общественное пожрание часам к 9 вечера, когда в трапезной образовывается почти полный кворум. В нашем случае вечерняя трапеза на двенадцать человек состояла из пяти горячих блюд – хачапури, картошка под омлетом, кускус, овощи микст такие и овощи микст сякие. Гости, разовые вроде нас или постоянные попутчики амбулаторные полукоммунары, всего за вечер я познакомилась с семнадцатью человеками, тоже свободно принимают участие в стряпне и потреблении, присоединяясь на любом этапе. Кухня вегетарианская, но без фанатизма. Т.е. магистральная линия хозяйства предусматривает оптовые закупки овощи, злаков и хлеба в неограниченных количествах у местных биопроизводителей, поощряются всякие локальные взаимовыручательные сельхозпроекты, а остальное смотря по погоде, сегодня сыр, завтра яйцы – смотря что предложат за полцены соседние лавочки в последний день срока годности. Говорят, что чрез эти взаимовыгодные махинации бюджет на еду составляет 50 евро в месяц на человека, невредно для столицы. Плата за жильё тоже не кусается, учитывая наличие впридачу к спальне салона и оборудованной мастерской. Правда, зимой не жарко, топят они только вечерами большую буржуйку в кухне-салоне-библиотеке, отходами мастерских. Зато экологичненько и 15 евро в день экономии. То же и с санитарией-гигиеной – с виду бардак и ничто не блестит, но в сущности и ничто не оскорбляет базовых требованией санитарии и гигиены. Как именно всё вертится, насколько рулит шеф из отцов-основателей, насколько почитается рутина традиции и насколько силен голос веча народного, я не вполне поняла, - но оно вертится.

Вы можете думать что хотите, но это Товарищество Передвижных Выставок или даже Четвертый сон Веры Павловны произвел на меня самое положительное впечатление. Это ихнее непринужденное самоограничение (кстати, в доме не курят, только снаружи, и явно очень мало пьют) – для свободы в чем-то более важном. Это отсутствие у них жлобства, агрессии, любоначалия и зависти. Каковые, как мы все знаем, проявляются на каждом шагу в мельчайших мелочах в любых коллективах, даже внутри семьи, кусок на йоту больше или слаще, чем у соседа, хозработа на йоту легче или чище, чем у друга, место у печки, приоритет в беседе –

все эти параметры, вдоль которых создаются напряжения, параметры, которые есть везде и всегда, а вот напряжение вокруг них очень разное в зависимости от места. У ребят такого напряжения совсем не ощущалось. Они сами себе были старцы-модераторы и создатели уставов писаных и неписаных – и учрежденная ими для себя лавочка оказывалась а)жизнеспособной, б) не подавляющей личность каждого из братчиков и сестер, в) положительно активной в социальном плане, не только экономически, но и нравственно-психологически.

Я не говорю, что они ангели и что вот он, идеальный монастырь наших дней. Но я таки с надеждой смотрю в будущее.

Tags: l'éducation sentimentale, западные человеки, мы тут были
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 78 comments