mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

Categories:

Е.Ф. Трутнева и все-все-все

Открываю комменты ко вчерашней загадке - спасибо всем отгадчикам, а между тем по дороге я вспомнила ещё несколько классических пиэс на ту же музыку, и даже они у меня собрались в такой постмодернистский англо-русский букет –

О, Запад есть Запад, Восток есть Восток,

крепка закаленная сталь.

Милый, не дрогнет твоя рука, шакала тебе не жаль.

И, может быть, чин дадут тебе, а мне дадут петлю,

И для спокойствия страны я всё вокруг разорю.

Пусть будет тогда мне падаль еда, я пудинг пекла на обед –

Варила бульон из мятежных племен, другого пути им нет.


Камал бежал с двадцатью людьми, погружаясь в блаженный сон,
И кобылу полковника, гордость его, угнал у полковника он.

По небу полуночи Врангель летел, перчатку на ногу надел,

Юный месяц они прогнали с небес для мира печали и слез.

Тут Мохаммед Хан, рисальдара сын, вышел вперед и сказал:
"Голос знакомый, а слов не пойму» - и опустил глаза.

Но вышел и молвил полковничий сын, что разведчиков водит отряд:

«Углем намечу на левом боку место, куда стрелят».

Он выстрелил раз, и выстрелил два, и свистнула пуля в кусты...
"По-солдатски стреляешь, - Камал сказал, - покажи, как ездишь ты".

Друг другу в глаза поглядели они, и был им неведом страх,
И братскую клятву они принесли на соли и кислых хлебах.

«Что ж, это правда, я всех кормлю,  - сказал машинисту жнец, -

Но транжирную вилку и котелок сковал для меня кузнец».

Если б руку с половником поднял я, если б я опустил ее вдруг -

Быстроногих шакалов сегодня в ночь пировал бы веселый круг,

И хлеб королевы ты будешь есть, и помнить, кто ей брат,

Чтоб выпустить птицу – мою тоску – в пустынную ночь назад».

«Да, это правда, - шахтер сказал, - забой у меня каменист,

Опасна там каждая пядь земли, там кишмя кишит коммунист.
Там справа скала и слева скала, терновник и груды песка...
Услышишь, как щелкнет затвор ружья, но нигде не увидишь стрелка,

Но ты, вцепившись в него рукой, уткнись хозяину в грудь

И, играя перчаткой, наешься так, чтоб не смог ты крылом взмахнуть.»

И Камал, спокоен в своем дому, открывши окно на Урал,

Вскочил и достал металл из руды, металл из руды достал.

И Камал кобылу сдержал свою (называлася Аннабель Ли),

И она споткнулась о груду камней в саркофаге приморской земли,

И она споткнулась о груду камней, серафимов в раю нежней,

Словно колокол рот, ад в груди ея бьет, крепче виселиц шея у ней.

И сказала кобыла: «Где конокрад? Я скоро уйду от всех!

Я все раздумываю, кому достанется волчий мех,

Кому — разнеживающий плед и тонкая трость с борзой,
Кому — серебряный мой кастет, осыпанный бирюзой,

И все записки, и все цветы, которых хранить невмочь,

Последняя рифма моя – и ты, последняя моя ночь!»

Tags: русские классики, язык мой-враг мой
Subscribe

  • Соня Мармеладова как малохристианка

    Константин Леонтьев, как известно, Достоевского не слишком жаловал, и Сонечку Мармеладову лучом света в темном царстве не считал. Вот…

  • пост начинается приятно

    Второй тираж тряпочного учебника приехал из Вильнюса. Первый расторговала ровно за три года, не выходя из дому. ...какой грузчик во мне погибает!…

  • об освеженных бутербродах

    Сколько же, за последние двадцать лет, я видала таких выставок? и/или читала каталогов таких выставок? - - которые я про себя называю…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments