mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

Categories:

о разоблачении Топоровской галереи в Лохоушинском переулке

Как лучший рождественский подарок встретили мы информацию об аресте преступной группировки четы Топоровских, зафиндиливших скандал века с выставкой фальшаков русского авангарда в городе блаженных братьев ван Эйков нашем Генте.

Не потому, что «вор должен сидеть в тюрьме», тут я как раз придерживаюсь точки зрения, что лохи должны платить за свою лоховатость, и покупающий дрянное искусство сам дурак.

Но потому, что такими скандалами обнаруживается ещё и ещё раз вся импотенция искусствоведческой экспертизы, которую и искусствоведческой уже нельзя называть, потому что она искусством уже не занимается, а занимается рентгеном и химией, механическими подсчетами и каталогизацией, юридической бумажной хренью и раскопками провенансов. Тем самым освобождая поляну для всё большего числа подделок – потому что на самой первой стадии чисто визуальной экспертизы подделки некому засекать, у экспердов вытекли простые натуральные глазыньки.


А кроме этого – в этом конкретном гентском скандале – обнаруживается ещё и ещё раз дешевизна культурного явления, именуемого русским авангардом. Да, подделывают сейчас всё, ажно до Леонарды, но тем не менее устроить цельную выставку, с заявкою на дальнейшее основание музэя, из одних только подделок леонардов, или вермееромеегеренов, да хоть и парижского салона или русских передвижников – дело невозможное, дико дорогое по предварительным инвестициям и смертельно опасное уже на стадии визуальной экспертизы. А вот русского авангарда в количествах навалять на чердаке на Малой Арнаутской – это лехко, это очень лехко, потому что индивидуальные стили пошибы Татлиных и Веревкиных, Малевичей и Гончаровых, Ларионовых и Родченок суть только поверхностные игры, забавы по сотрясению и разрушению, а не стили в собственном смысле слова (знаковые системы для возможно более точной передачи авторского разумения объекта изображения, видимого и невидимого).

Поэтому там по сылке так много каментов типа «а мож иксперд ошибся, какая разница, чем Татлин-Топоровский хуже Татлина-Самородного».

С одной стороны, такие каменты радуют – сталбыть, простой народ не любит и не уважает и не знает русский авангард, остается к нему равнодушным, никогда не пробовал вглядеться в потолок и получить удовольствие.

Но с другой стороны, и печалят, как всякая слепота и тупость. Как можно не видеть очевидного? Тем более однотипного очевидного, повторяющегося во всех картинках, для каждого исходного автора?

Фейкмахеры, в силу природной нашей неиспорченности (а уж тем более если ты художник), не смогают в точности попасть в пошибы исходников просто потому, что им мешает чувство красоты и правды, недобитые остатки оных чувств. Ведь при наличии даже самой небольшой фигуративности мы подсознательно стремимся сделать пейзаж похожим на пейзаж, голую тётку – на голую тётку, и всякий палец на ноге у голой тётки – на палец на ноге у голой тётки, и это неукротимое унутреннее стремление постоянно сталкивается – ну или расходится – с поставленной внешней задачей сделать палец на ноге как у Татлина или Ларионова.

И на этом они все и погорают. Их подделки пускай чуть-чуть, но все же бесспорно красивше и правильнее оригиналов. Та очень специфическая, очень индивидуальная, очень личная гнильца, которая пропитывает каждый из оригиналов, тот излюбленный каждым из исходных авторов способ разрушения христианского большого стиля – достаточно тонкие и сложные для воспроизведения духи миазмы. Трудно подделывать Вермеера, но там по крайней мере трудность созидательного плана, на ее преодолении можно творчески расти и быть в мире со своей душой. Но подделывать, всерьёз подделывать Малевича и Гончарову означает систематически разрушать свои базовые богоданные идеи добра и красоты, и разрушать не в самим тобою избранном направлении (это ещё куда ни шло, тут могут открываться извращенные радости), но точно в заданном, в заданных различных направлениях.

Вот поэтому они ниасиливают.

Что это за Гончарова, с успокоенным регулярно-арифметическим ритмом перышек и спокойно-сосредоточенным взглядом глазок? У настоящей-то ритмы подчеркнуто рваные, а зенки либо бельма, либо бегающие разбойничьи косоглазые.

Что это за Кандинский, из которого во все дырки торчит Сезанн, т.е. задача передать живую натуру, а не просто использовать ту натуру как мертвый субстрат для всё более отвлеченных игр все более несмешанными колерами?


Что это за Татлин, робко, какбе извиняясь, нащупывающий на их естественных местах суставы и распальцовки? И тщащийся придать соскам сисег объем при помощи светотени?
(дальше я буду сопровождать фейки - оригиналами)






(апдейт) - добавлю ещё одну картинку, чтобы было яснее, какой именно женской ручкой вдохновлялся изготовитель фальшивого Татлина и что он на самом деле любит -

Что за Ларионов с (опять же) кагбе более правильными (более естественными = более красивыми), чем в оригинале, ручками и ножками – но и робкими, неуверенными, не пересолить бы (а настоящий Ларионов пересолить не боялся, его грубые белые сосиски нарочито и уверенно грубы). И эти дуги, дуги-фестоны, типичные грубые сегменты окружностей, как отрезки шланга, они везде – занавеска, жопа, столик, токарная ножка столика. И это нивелирование пропорций, повторение одинаковых размеров, деление на равные части – типичнейшие бесы, преследующие начинающего стилизатора, посмотрите на подсвечник и на пламячко его грязное, впендюренное в самую середину подушки. Ахъ да, спохватимся, состыкнем рамку портретика с фестоном занавески, это и будет у нас нарочитый наив и разрушение канонов, жри-подавись, закащик.





Что это за Филонов (на мой глаз, это самый позорный из всех топоровских фейков), у которого цветные квадратикэ, одинаковые и плоские как тошнотно-мелколоскутный пэтчворк провинциальной рукодельницы, просто затыкают дырки между нарисованными в хилой млявой академической манере, но спохватившись нарочито изломанными там и сям уродами? Настоящий Филонов честно играл в свой анализ-синтез и выращивал граненые кристаллы людей, зверей и воздуха так, что ни одной грани в его уродах нельзя сдвинуть или перекрасить.


Что это за Розанова, слатенькая и льстиво-вылизанная (опять как пэтчворк аккуратной курицы с дамскошвейного сайта)? У настоящей Розановой – продуманная, изысканная грубость и тонкое хамство в каждой жилочке -



впрочем, тут мы уже выходим из границ фигуратива, я здесь остановлюсь, дальше вобчем тоже видно, но труднее объяснять, вы и этого-то не поняли.

Мораль, я уже не раз говорила, повторю есчо раз – фейкмахеры, послушайтесь доброго совета, подделывайте только французский салон или на худой конец соцреализм. Самый благодатный стилистический материал, труднее всего проколоться на уровне визуальной экспертизы.

Tags: барабан страдивари, искусствоведы, ликбез, русский авангард
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 97 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →