mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

Categories:

о гноекровии

Уже все-все высказались и перетёрли про, мм, благоукрашение вооруженносильнороссийского храма, так что я со спокойной совестию воздерживалась, да и что тут можно добавить к общенародному, включая даже ни разу не искусствоведов, включая самых даже православных фундаменталистов, возмущению? разве только то, что гдевыраньшебыли? и чего ж вы хотите с такой планочкой знания истории христианского искусства? и с такой теорией художественного образа?
С удовольствием, в частности, послушала, как о. завхоз стройки пред. Худсовета Благоукрашения затыкает рот о. Кураеву посредством слов «канон» и «канонический», а тому остается только утираться.

Но есть всё-таки нечто, о чём не могу не сказать, потому что оно, кажется, не для всех очевидно (никто, во всяком случае, не упоминает), а меня пугает мне отвратительно больше всего.

Самым страшным и отвратительным в декорации этого храма мне представляется

ОРНАМЕНТ.

Старым верным читателям моей Жжшечки наверняка не надо и объяснять, почему.

(и таки объяснила, апдейт -


Портреты сатрапов среди портретов с нимбами – это нам не привыкать, уже тыщупицот лет это делается. Приспособлять образ святого или даже образ Божий под актуальную пропаганду – да оно сплошь и рядом было, особенно после Великого Раскола, только и знало что обороты набирать.


Вместе с тем эта чисто сюжетная гниль, темачество и литературщина от любителей покреативить чужими руками,  вовсе не обязательно портила стиль и антропологию, т.е. собственно искусство. Стиль и антропология в живописи, хоть сакральной, хоть не, живут по собственным законам. Болеют, остервеняются, разлагаются, умирают тоже по собственным. Иной раз сюжет – такой агитпроп, что скулы сводит, но люди оттуда несмотря на нимбы смотрят хорошие, и, главное, музыка сфер исходит от отвлеченного «орнамента» форм. Значит, сердцевина этого искусства здорова и жива, снаружи к ней могли пристать какашки, но сама она ещё ого-го.


Про то, какие люди смотрят с картинки, сакральной или не-сакральной, - про это многие понимают. А про музыку сфер – немногие, ибо свойственно человеку отвлекаться от музыки этой – на предмет изображения. Чтобы не отвлекаться, можно посмотреть на орнаменты, то есть уже на собственно, без кавычек, орнаменты, там тайное становится особенно явным. Там душа художника свободна от идеологической заказухи и являет себя такой, какова она есть, и может (вернее, обречена) играть свою музыку. Какую наработала в себе, чрез познание себя, и прочего Творения, и Самого Творца – ту и играет.


Короче.  Меня в этом знаменательном сооружении более всего поражает именно музыка, какофонический ея характер. Музыка, разумеется, пронизывает весь объект и весь набор изображений, поэтому, чтобы не отвлекаться, можно посмотреть на орнаменты. На их пропорции и цветогамму, на их ритм и динамику. Прочесть их внятный, хотя и с трудом вербализуемый духовный месседж.
Это, в отличие от набора персонажей и выбора «исторических сцен», - не заказуха, а самая суть искусства, выбранного РПЦ наших дней для аутопрезентации. Это кровь и костный мозг его, это молекулярная химия его. Это не какие-то приставшие снаружи экскременты, но уже растворённые в крови, нет, заменившие собою кровь. Она ещё глухо булькает и кое-как вялотечёт, имитируя культуру, традицию, действие Духа в людях и в собрании людей, но смрад падали явственно поднимается от всего тела, которое пронизывает такая кровь, и труп коченеет.

Tags: текстуратканьбытия, тнеманро ерномант
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments