mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

смотреть сериалы на карантине

Заполняя пробелы в своем образовании, впервые знакомлюсь с супермегаписателем Юзефом Игнацием Крашевским и (в который раз!) убеждаюсь, что нашему великому ФМД было, ох было у кого заимствовать списывать учиться.

Знакомлюсь во французском переводе, ну то есть, конечно, запросто можно было найти на русском в тырнетике, но зачем? кто же такое вообще читает читает он-лайн? Такое если и читать, то только на бумаге. Ангелы Блошки ещё до карантина подсунули мне шыкарное парижско-бельгийское издание Для Семейного Чтения, киноварный тисненый серебром переплёт ар-нуво спереди и псевдоренессанс сзади, бумага такой толщины, что у каждой перевернутой страницы проверяешь пагинацию, ибо пальцы чувствуют, что ошиблись и схватили три вместо одной. Словом, всё как я люблю. Заставки, концовки, виньетки и иллюстрации тоже шыкарные, одна беда – их уже один раз кушали ни одна не сделана нарочно для этого романа, всё из подбора, причем часть этих гравированных клише – действительно книжные иллюстрации (к другим романам), а часть – вообще гравюры с умело подобранных станковых картин, пейзаж и жанр, и поэтому к ним приделаны подписи – буквальные цитаты из актуального романа. Это так сильно напоминает исторический феномен переименовывания святых икон, что про всякую картинку хочется гадать, откуда она пришла и кто, кто все эти люди на самом деле. Особенно же оттого, что картинки сплошь из западноевропейской и по большей части буржуазной жизни, и заставить их косить под полесско-волынскую глубинку не удаётся никаким цитатам. Интересно, что портретов главных героев издатели найти в своих закромах не подсуетились. То есть имеются полосные богатые картины типа «Сон Ермолы» -- «Воспоминание Ермолы» -- «Случайное Сравнение, Промелькнувшее в Рассказе Ермолы» – «Дети, Тоже Играющие На Улице, Как Играл Мальчишкой Ермола» – но самого Ермолы нету. Ни Радионека, ни Горпины, вообще никого, во всей книге насквозь. Зато есть очень саспенсная иллюстрация «Полная Приключений Жизнь Индийского Охотника», спешу до неё дочитать, охота узнать, что этот парень забыл на Волыни.

На титульном листе красуется крупно и красиво: «ЖермолА (т.е. Ермола) --- польская повесть --- переведена Этьеном Марселем --- лауреатом Французской Академии».

Это всё.  Следующую страницу занимает изображение пучка нарциссов (вероятно, случайность, бгг) и надпись «все права схвачены».

Сам Крашевский, без имени, просто упомянут в Предисловии. Мол, позвольте ву презанте братца Артамошу этот трогательный образец восточной игры пера, проникнутый духом патриотизма, христианства и католицизма (так!). Нам даже не сообщают, жив ли ещё этот легендарный восточный писатель.

А ещё у меня создалось стойкое впечатление, что роман был переведён в четыре руки. Ну то есть не сам лауреат Академии перелистывал страницы оригинала, грыз перо и поглядывал в польско-французский словарь, но кто-то более образованный Этьену нашему Марселю вслух с листа переводил всю экзотику как умел, а уж лауреат облизывал этот подстрочник в чеканную форму. Мож, соберусь подробней написать о некоторых особенностях перевода.
Tags: блошка плюшкина, культур-мультур, прошлый век
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments