mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

Categories:

Задачка из "нравственного богословия"

Представим себе, что мы узнали о любимом и уважаемом нами человеке, ныне покойном, нечто такое, что, в принципе, лишает людей права на уважение. Нет, не смертный грех и даже не крупное преступление. Не то чтобы он резал падших женщин на ночных улицах Лондона или был воротилой наркобизнеса. Нет, попроще, но грязненькое. Скажем, воровал в гостях серебряные ложки, или периодически напивался до свинского образа, или путался с кем попало, или «кинул» кого-то на крупную сумму, или баловался оккультными практиками.
Вопрос – что от этого изменится? Наше отношение к этому человеку, или наша нравственная оценка мелкого воровства, невинного блуда и других невинных особенностей индивидуального поведения?
И еще – будем ли мы собирать и распространять информацию об этих серебряных ложках, грязных запоях и кидалове – ну, просто для количественного прироста  всяких вообще свидетельств об этом нами любимом и уважаемом лице? Или мы воздержимся, понимая, что найдутся морально нестойкие, кому такие свидетельства любящих о любимом повредят, понизят их нравственную планку в отношении к оккультизму, алкоголизму и прочим невинным особенностям индивидуального поведения?

И, наконец, самое интересное. Как мы решим эти два вопроса, если этот персонаж – не наш уважаемый и любимый покойный, а некто причисленный к лику святых? Я понимаю, что вообще-то понятия «уважаемый и любимый покойный» и «причисленный к лику святых» должны совпадать, но, поскольку на практике они не всегда совпадают – как решается задачка для первого случая и для второго?

Tags: параблагочестивые размышления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 82 comments