mmekourdukova (mmekourdukova) wrote,
mmekourdukova
mmekourdukova

Categories:

Второй Андрей Рублев (инок Григорий Круг)

Опять пост по просьбам трудящихся.



Перевод нескольких пассажей из статьи Эмилии ван Таак, преподавателя новооткрытой парижской семинарии (на официальном сайте специальное образование тетеньки определено словосочетанием «ученица Л. Успенского»).

Статья зовется «Григорий Круг, монах и иконописец», появилось в околосеминарском издании «Messager de l'Eglise orthodoxe russe» № 16-17 за 2009 год, каковой номер, за вычетом текущих новостей, полностью посвящен Кругу (1908 – 1969). Сканы я желающим переслала, а сюда вывешивать не буду – качество не очень хорошее, да и на полях попадаются непечатные ремарки по-русски и по-английски.

Статья начинается с напоминания о решениях Седьмого Вселенского собора и указания на то, что оные подразумевали как нечто само собою разумеющееся, что «как художники, так и верные (sic!), молящиеся перед иконами, владеют этим опытом канона, опытом божественной славы, подлинным опытом Истинного Света.

Ясно, что это более не подразумевается само собою. Для того, чтобы такие иконы могли сегодня существовать, к догматическим и церковным критериям иконы, развитым Леонидом Успенским в его учении и в его труде «Богословие иконы», нужно добавить еще и критерии аскетические. Конечно, к аскетической доктрине Православной Церкви нечего прибавить: предписания св. Отец полностью остаются в силе.  Но фигура совершенного подвижника и одновременно гениального иконописца, каковым был о. Григорий, позволяет нам лучше схватить истоки и духовный характер иконы, которые всякий иконописец, даже самый скромный, должен держать в уме, чтобы действительно усвоить вышеупомянутые догматические и церковные критерии».

Всего я переводить не буду, там с 22ой по 39ую страницу наворочено вот такого же блондинистого богословия. С картинками.
Я тоже повешу несколько картинок – работы неопримитивистки Натальи Гончаровой, членом кружка которой был молодой Круг,
супруга Н. Гончаровой, тоже неопримитивиста, Михаила Ларионова – ближайшего приятеля иконописца,
и его непосредственного учителя – Константина Сомова, выдающегося художника академической школы, тонкого стилизатора, крупнейшего мастера отечественной порнографии. В этих кругах Круг, простите неизбежный каламбур, вращается с 31 по 42 год, сочетая богемные радости с... эээ, скажем так, интересом к иконе. Далее снова цитирую статью, с. 27:

« В 1942 году, после многих лет страданий, интенсивной и беспорядочной жизни без духовного руководства, став жертвой устрашающих видений, он согласился на госпитализацию в психбольницу. Его лечащий врач быстро понял, что его состояние не было следствием психического заболевания – о том свидетельствуют гениальные рисунки, выполненные им во время пребывания среди умалишенных, но скорее следствием духовного нестроения».

Репродукции гениальных рисунков (наброски с соседей по палате, вполне традиционные почеркушки на уровне обычной ДХШ) приводятся в тексте cтатьи. Через год о. Сергий Шевич, навещавший Круга в больнице, забирает его оттуда на поруки. «Став настоятелем храма в Ванве, о. Сергий принимает Георгия послушником и возлагает на него (по-фр. «посвящает его») исключительно иконописное и литургическое послушание».

Дальше следуют неаппетитные подробности этой психотератерапии и описания получившихся в ее результате икон, переводить этого я, извините,  не буду.

Вот картинки повешу, они говорят сами за себя.
Наталья Гончарова





Михаил Ларионов, фото и произведения







Константин Сомов, фото его и живопись-графика.
В том числе графика тех славных лет (начало 30-х), когда он обучал и Круга, и самого Л. Успенского. Студенты выезжали на пленэр к Сомову на ту самую ферму в Нормандии, где он жил в устойчивом многолетнем "браке" со своим давним, со старорежимных времен, другом и натурщиком Мефодием Лукьяновым.









Напомню ещё раз цитату из статьи:

"после многих лет страданий, интенсивной и беспорядочной жизни без духовного руководства, став жертвой устрашающих видений, он согласился на госпитализацию в психбольницу".

Это фотография Круга - до лечебницы.


Вот он после лечебницы, во иноческом образе.



А это работы инока Григория.





Тут http://ruskite-notredame-de-kazan.blogspot.com/2010/10/blog-post.html можно найти биографию Круга и еще сколько-то репродукций – впрочем, дурного качества.
Надеюсь, что теперь все поняли, что произведения Круга являются – вновь цитата из статьи, с. 22 - «дополнением к учению Успенского, наследием, необходимым для сохранения иконописной традиции Церкви в наши дни: они учат нас, чем должен быть Священный Образ».

Впрочем, с тем, что это всё действительно здорово дополняет Успенского, даже и я согласна.

Tags: лечебница шарантон, русский авангард, чудище обло
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 96 comments