?

Log in

No account? Create an account

Категория: дети

присоединился до моего собрания.
1906, Лимож.



Присоединила я его не только из-за золотого обреза весьма хорошей его сохранности, совершенно необычайной иконыкартины на фронтисписе и великолепия декадентской флоры на рамочках, но и из-за остро актуальной иконографии внутри той флоры.
модных картинок смотретьСвернуть )

Дорогие френды и прохожие, а вот вопрос у меня внезапно – когда вы читали «Очерки бурсы», было ли вам жалко героев, вот этих учащихся духовных школ – было ли вам их жалко?

Я к тому, что вдруг подумала – это же самое начало 1860-х, первая журнальная публикация "Очерков". Тогда ведь русская общественность всех активно жалела и за всех активно заступалась, за сирот приютских и неприютских, за девиц, женщин и даже за дам, за неимущих, за бездомных, за неграмотных, за матерей-одиночек, за заключенных, за бедных гувернанток нашей губернии, за животных, за падших женщин, за инородцев, за нижних чинов, ну вобщем за кого только не. Примеров в прессе и беллетристике – выше крыши. Но я нигде никогда ни у кого не встречала, чтобы во второй половине XIX – начале XX в. пожалели бы семинаристов и бурсаков, заступились бы за них, роздали бы им, штоле, милостыню или что ещё. Глухое молчание в течение полувека. Лошааадка Раскольникова, слезинка ребенка, выезды на голод и на холеру, сборы на туберкулез, посещение тюрем, пересыльных изб и ночлежек, подарки нижним чинам и акции в пользу братьв-славян – это сколько угодно, это в тренде-растренде, а вот мальчишек Помяловского кто, когда пожалел? возвысил голос в их защиту? Или я чего-то упустила?

И, паки вернувшись к первому параграфу – вот вы их, читая, жалели? Заступаться-то было уже поздно – но хотя бы жалели?

Сегодняшний лайт-фейк про детей разных народов разбудил во мне воспоминанья.

В 70-е – начало 80-х тема дружбы народов, вернее, дружбы НАС– с народами, была сильно в тренде. Регулярные школьные, а то и общегородские, мероприятия, в ходе которых мы изображали из себя пятнадцать республик, непременно включали в себя костюмирование. Собственно, оно-то и было главным пунктом перфоменса. Больше-то о народах, входящих в состав Империи, мы не знали ничего, туман, из которого выступали редкие отдельные факты, артефакты и продукты сувенирных заводиков. Но, как ни странно, это-то и было забавно в пионерском возрасте. На час почувствовать себя узбечкой или грузином, взобравшись на сцену в актовом зале. Толкаясь за кулисами, спрашивать у других ряженых – ты кто? – я казах! – а вон та кто? – она типа армянка. – армяне такие не бывают! – а почему в прошлом году эта кофта была на эстонце, а в этом она уже на белорусе? – а потому что в этом году нам Белоруссия досталась. Где-то так.

(картинка из моего собрания гравюр. Изображает семейство чукчей. И это не фейк).

А в 1983, помню, я делала халтурку для какого-то детсада на ту же тему. Методколлектив постановил украсить лестничную клетку пятнадцатью декоративными панно. Но, наверное, для большей понятности и снисхождения к детскому возрасту было решено закостюмировать не мальчиков и девочек, а животных. Типа белочка латышка, хомяк узбек, волк украинец. Кроме шуток. Всех зверей я, разумеется, не помню уже, но вот такой незамутненный Крылов. Всё это было выполнено в цвете и материале и заняло свое место в сознании подрастающего поколения.

Как оказалось, ненадолго.

1912 - 1932



Да, так про долгожданную выставку про то, как они шаг за шагом сдавались фюреру - нарочно на неё идти не стоит, она вышла очень бедненькая, вот что называется «из подбора», оно и не удивительно, королевская коллекция, монархи такого не много покупали, берлинского авангардизма этого и берлинских ужосов. То есть там было по картинке, а то и по десять, на все значимые имена, но гвоздей-шедевров нет. И слишком видно, что выскребли по сусекам всё-всё.

Но зато вернисаж получился очень удачный, интерактивненький. Гостей пригласили нарядиться по той ещё моде, и многие оторвались от души. Даже мужчины. Куратор была ослепительна – я даже думаю, что она выставку-то сделала затем, чтобы порассекать во всем дресскоде подлинном. И живая музыка эпошистая была, и пару танцевальную пригласили, они исключительно ловко зажигали чечетки, шимми, степы и что там ещё.

Но другие дамы тоже старались, повынимали из сундуков того и сего, у кого шляпка, у кого горжетка, у кого ридикюль, у кого бусики (я хорошо сделала, что не надела жемчужной нити до колен, каждая третья ее надела). Иные добились эффекта чисто за счет макияжа и ленточки на лбу.

А выставка, хоть и бедненькая, заставила задуматься - вот мы, гуляя по экспозиции какого-то периода, думаем, что мы туда погружаемся. Ан нет! мы погружаемся только и именно в мир специфических для этой эпохи памятников, того нового и прекрасного, что создали тогдашние самые чуткие и самые энергичные художники. Так сказать, в стерилизованные сливки погружаемся мы на выставке. А сам-то мир тогдашний определялся далеко не только этим - а и собственным вчерашним днем, и позавчерашним, и так даже до дна времен. Берлинцы 1912-32 годов жили не только в жутком мире Дикса, Нольде, Кандинского и Баухауза, но и в других мирах по своему выбору.

Символом этого явления является принадлежащая моему личному Музею Текстиля льняная столовая салфетка 20-х годов. Тканый узор на ней - безупречный жосткий ар-декошный до кубизма включительно нефигуратив, углы и ребра, кнопки и трансмиссии. И посреди этого железного грохота - вензель, вышитый в самых лучших традициях локального белошвейного барокко.

и ещё частный пункт и впечатление и открытиеСвернуть )

о практиках и плодах

Иногда натыкаешься, в виде постинга или коммента, на одну и ту же фигуру благочестивой мысли, вот такую –

«Я многие годы по принуждению и по собственной глупости и трусости предаюсь такой-то и такой-то духовной практике, которая мною самим осознается как тяжелая, вредная, неразумная, чужеродная, бессмысленная. Но зато... ... ... ...» – и тут излагается «плод», то есть какие-то добродетели, приобретенные ценою такой практики.

К сему маленький мемуар, в том числе в рамках подготовки к осенне-зимнему сезону.


(картинка довоенная просто так для привлечения внимания, просто подобрала ее сегодня, пускай будет).

Почти ровно четверть века назад я сидела на первом и последнем в моей жизни родительском собрании в детсаду, куда ходил Минамот в течение целого сезона, хороший, впрочем, был сад, в народе считался элитным, туда даже на электричке детей возили ради деревенского воздуха и групп не битком набитых. Других элитных примочек в саду не было, наша воспитательница Балдасинова (её название – это отдельная история) была свежей выпускницей дошкольнопедагогического ПТУ, и ее природная тупость – через накапливающуюся усталость – ещё не выросла в осознанную ненависть к детям. Для нее это тоже было первое родительское собрание, почему и завдетсадом сидела тут же, внимательно наблюдала за всеми нами, ободряюще покрикивала на Балдасинову и ставила галочки в китрадку.

Для затравки нас побаловали чтеньем вслух статьи из «Семьи и школы», деушка готовилась, но недостаточные навыки чтения все же давали себя знать. И затем, утерев пот и покосившись на покровительственно кивающее начальство, было перейдено ко второй части банкета, нито балета. Мы даже перестали ерзать на детских стульчиках и перекладывать из руки в руку хозяйственные сумки, так хорош был балет. Поглядывая в бумажку и безошибочно копируя интонации (тогда никому ещё не известные) архимандрита Тихона Агрикова, воспитательница Балдасинова рассказала нам об одной удивительной, образцовой матери. Эта мамочка, приходя забирать дитя, не торопилась поскорее затряхнуть его в штаны с начесом, застегнуть на все пять тугих петель шубку, выковырнуть из рукавов варежки на веревочках, зашнуровать сапожки, затянуть шарф концами назад и бегом на выход! Нет! Эта мама садилась на лавочку и принималась ждать. Пока ребенок оденется сам. Сколько бы времени это ни занимало. Да хоть сдохни час. Запутается в сбруе, упадет – она его распутает и велит всё по новой. Уморится, вспотеет в борьбе, заплачет от отчаяния – она ноль внимания, пальцем не пошевелит. Сам, сам! И так каждый вечер! И не прошло и года, как тот ребенок стал одеваться быстрей всех в группе! Дневная прогулка – все ещё вошкаются со своими бебехами, воспитка с нянечкой с ног сбиваются, застегивая пОльты и затягивая шарфы, а Жорик Смирнов-Добронравов уже давно стоит у дверей во всей амуниции, страшно довольный, что он такой гирой. Вот и вы, мамочки, все берите пример с этой мамы! Корень ученья горек, но сладок плод его!

Мамочки молча слушали. Повестка дня вычерпалась, ударен был отбой, из соседней «группы» (я так и не смогла привыкнуть к этому слову в значении «комната») с гиком и топотом набежало наше заждавшееся, застоявшееся потомство, и – и что?

и что?Свернуть )

три перла

Лентой вынесло зараз целых три - крупнеющихъ, бриллиантовой огранки! – перла.
Один чисто искусствоведческий, другой религиозно-культурологический, третий нравственный.


«Пропорции Мадонны искажены, как если бы мы смотрели на нее огромную снизу - больше ноги и маленькая голова. Но ребенок на ребенка похож с очень большой натяжкой.

Дело отчасти в том, что ребенок не может долго позировать, но это не главное.

Вы не встречались с поверьем, что новорожденных детей нельзя фотографировать? Можно сглазить. И гостей приглашать в дом, где есть новорожденный, нельзя - увидят ребенка и сглязят. И самим лучше на новорожденного не пялиться без нужды. Во-первых, можно сглазить.

А во-вторых, не стоит слишком привязываться к младенцу. Подрастет - тогда и будете любить. Если подрастет. Лет до пяти-шести... Статистика детской смертности серьезно улучшилась только во второй половине
XIX
века, до этого было еще хуже.

В общем, не очень получались у художников младенцы, не очень.»


Собственно, перлы можно оценить и не глядя на картинку, но ссыль даю всё же, чтоб никто не подумал, что я такое сама сочиняю.

разбирая ёлку

Дорогие френды и прохожие, а вот вопрос-опрос,


(картинка просто выловлена из Сети, дети понравились)

Мне как старинному работнику системы допобразования, устроителю, участнику, родителю и наблюдателю многих церковных и светских детских ёлок, любопытно –

А как там сейчас в России с приходскими детскими ёлками? Какой из трех известных мне принципов сейчас в моде, по вашим наблюдениям –

- устраивает ли приход ёлку собственными творчсилами для своих + внешних бесплатно, с миссионэрской целью?
- устраивает ли приход ёлку только для своих, но собственными творчсилами?
- устраивает ли приход ёлку только для своих, но без всякой апелляции к внутренним творчсилам, а просто заплатив каким-нибудь клоунам-аниматорам?

Какова там у вас картина, каковы тенденции?
Тут будет два автора, обоих я уже постила в этом семестре, т.е. просто добавлю о них новенького.
Первый приближается к диплому.



они очень разныеСвернуть )

Для привлечения внимания вешаю одну любимую фотографию, уже не в первый раз ее пощу.

А теперь к делу. У меня вопрос, нито опрос, нито угадайка, каменты поначалу попрячу ненадолго.

тамСвернуть )

Почему мне сегодня вспомнился этот случай, в открытом постинге не буду говорить, такая я сегодня загадочная.

Лет шесть назад, на ХII  Европейском Православном Конгрессе, перебирая книги на лотке одного известного монастыря, я наткнулась на брошюрку «Объяснение литургии для детей». Это было очередное переиздание широко распространенной здесь серии ностальгических рисунков ещё довоенного времени. Вроде подробного комикса, воспроизводящего движения священника, диакона и благонравных детишек в сарафанах и косоворотках по ходу богослужения. Всё «объяснение» состояло, собственно, в пояснительных подписях под рисунками, три-четыре строчки под каждым. И вполне бы полезная книжка, несмотря на эту типичную такую белогвардейскую подбилибинскую стилизацию рисунков, если бы текст был только на французском. Но текст был на двух языках. И русский перевод (это был именно перевод, а не оригинальный текст) был страшен. Сказать, что похож на гуглоперевод – мало, поскольку в гуглопереводчике уж по крайней мере с орфографией всё в порядке. В книжке же и орфография была совершенно произвольной, и грамматика невиданной, и всё вместе являло собою, строго говоря, французский язык с русскими корнями. Отдышавшись, я поделилась своими наблюдениями со стоявшими у лотка сёстрами, которые слегка смутились, но книжку из продажи не изъяли.

 

вечером того же дняСвернуть )

 

Profile

загадочная
mmekourdukova
mmekourdukova

Latest Month

Октябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com