Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

молчу-молчу

болд мой

«Буколические сюжеты, так кажется этот стиль называется»

отсюда

Везёт же некоторым на комментаторов.

Апдейт - про КАНОНИЧЕСКУЮ ИКОНОПИСЬ - или

ещё немного несложного о правилах поведения в этой ЖЖ-шечке .
естьженщиныврусскихселеньях

Тиберия Второго Константина двадцатикратный мультипль к праздничку

Мне одной очевидно, что это подделка, или вы тоже всё поняли сразу?





Отсюда


Сравнивать можно с картинками, легко выгугливаемыми по слову Monza ampullae.

покупать медальку?

нет, это стопудово фейк
2(40.0%)
нет, это, пожалуй, фейк
1(20.0%)
йес! тру бизантайн!
2(40.0%)
котизГуббио

голубое платье и двое байковых польт

Продолжая вчерашнее, про долгими зимними вечерами.

Арман-Марсельскую девочку Волооку (в этом году все называются на В) я собрала из подбора, все её части прежде существовали (были куплены, подобраны и т.д.) поврозь. И была она при этом, разумеется, совсем голая.


Collapse )
стейнленкошка

о перуках

Париками лучше заниматься сразу для нескольких девочек, вот как наберется группа лысых и плешивых, так и заняться.



Кому пакля, кому рвакля мохер, кому и реальный хьюмен хайр.
Collapse )
гертруда

о двух праздниках сразу



Нечастое в истории совпадение иконописного профпраздника и Восьмогомарта разделило мою ф-ленту на два лагеря, одни торжеству празднуют Торжество Православия, другие, наоборот, поздравляют дам. А я, пользуясь таким счастливым случаем, озвучу вобщем-то очевидное -

Collapse )
епископмарков

истесанные, издолбленные, изваянные

У френда помянули  некогда ловко взнузданную Леонидом Успенским (да и Флоренским тож, просто лень искать) цитатку из Синодальных Деяний,
Второе постановление от 21 мая 1722г. запрещает "иметь в церквах иконы резные, или истесанные, издолбленные, изваянные", "от неискусных или злокозненных иконников выдуманные, понеже не имеем, - говорится в указе, - богоизбранных художников, а дерзают истесовати их сами неотесанные невежды". "В Россию сей обычай от иноверных, а наипаче от римлян и им последующих, порубежных нам поляков вкрался".

Ловко взнузданную на предмет того, что трехмерные идолы-де ересь, а двухмерные-де картинки святы. Эта точка зрения даже у моих студентов сидит где-то в подсознанке и всплывает иногда на лекциях в виде возгласов изумления перед открывающейся им действительностью.

Тут что забавно, в этом постановлении-то (которое мы просто обязаны считать запретом не на скульптуру, а на НЕКАЧЕСТВЕННУЮ МАЛОХУДОЖЕСТВЕННУЮ скульптуру, в противном случае нам пришлось бы признать, что синодальное постановление самым наглым, злостным и циничным манером не исполнялось на уровне самых престижных в государстве заказов, начиная с момента принятия этого постановления, с этих самых 1720-х годов, и далее сплошь) –

Обратим внимание на самый факт оценки неких произведений как неискусных, а их авторов как невежественных наглецов. С каких позиций, с каких таких высот вкуса и образования давалась такая оценка? Понятно с каких. С высот требований продвинутой академической стилистики, откуда же ещё. Если у тебя в культурном багаже нет ничего, кроме столбообразных Параскев и каргопольских медведей Нилов Столбенских, то тебе не с чего к ним и претензии предъявлять. Столичные же синодальные отцы в 1720-е годы уже успели прочно вставить себе в гласски академическую оптику и вполне внятно раскушать, чтО передовито, а что отстало.

Но при этом они находят вполне возможным дать пинка западным братьям еретикам.

Т.е. синодальным отцам не нравится своя же собственная национальная (на данном этапе) рукож*пость – но вот ответственность на неё волшебным образом перекладывается на гнилой Запад, ага.
естьженщиныврусскихселеньях

а вы любили этих принцесс?

С любопытством следя за голосовалкой в очень полезном и, боюсь, очень репрезентативном ПОСТИНГЕ – поражаюсь тому, как узок и страшно далек от народа был и есть круг женских икон советского и постсоветского человека.

Дикий процент Натальи Гончаровой на альбомных акварельках (21%!!)
+  Брюлловские красавицы (30%!!!)
+ другие русские 19 в. с конфетных коробок (ещё 30%, из них половина приходится на Врубеля)
+ буквально три-четыре басурманских автора, объединенные одним канонизирующим фактором попадания в школьные учебнеги, поименно: Винтергальтер, Веласкес, Гейнсборо, Ренуар,
- это фсё.


Отщепенцев, кому милее что-то помимо этого мизерабельного канонического списка, набралось всего 13%, из них 10% обретают свой идеал среди вывешенной в том же постинге расширенной галереи светлых женских, и остаётся 3% непокрытых и этим расширенным.

В связи с этим мне представляется любопытным самой рассказать о моих отношениях с «принцессами» из образцового списка для 87%, и вас спросить – а вы их любили, в детстве? А сейчас любите?

Из всего СПИСКА меня в детстве пленяли только девы Боровиковского (я ещё не знала, что на самом деле-то он был иконописец) и, гораздо позже, - Врубеля. Именно не конкретные портреты, а совокупность антропологического типа и стиля такого-то автора. По-моему, так и должно быть. Любишь всего автора пачкой, ну там с некоторыми исключениями или какие-то отдельные чуть больше КУ – но не одну избранную деву Боровиковского или Врубеля, а прочих будто и мать родная не родила.
Васнецовские героини оставляли совершенно равнодушной. Незнакомка Крамского – полный ноль. Брюлловские хрестоматийные красавицы – чужие и кукольные (в дурном смысле кукольные), нравилась только маленькая лахудрочка из «Всадницы» да пышная пейзанка из «Итальянского полдня» - но не как принцесса, нет. Вообще – я очень рано начала различать между «нравится эта живопись», «нравится эта дева/дама, внутренний мир ея, видимый сквозь личико и повадку», «нравится, как её все за принцессу держат» и, наконец, простым «шыкарная шмара, хочу-хочу такое платье». Ну и вот даже у Боровиковского и Врубеля, у кого мне было больше всего внутреннего мира, были мне солидные бонусы из живописи и немножечка хочутакоеплатье.
У Брюллова было – только живопись и немножко платье.
Левицкий – то же самое, с преимущественным акцентом на платьях.

Наталья же Гончарова с акварелек – вообще никак, ноль. (Это при том, что альбомные акварели той же эпохи и тех же Брюллова, Соколова и пр., изображавшие мальчиков, мне как раз очень нравились, т.е. сами мальчики нравились, а их белые панталоны, мундиры и чистенькая олд-скульная живопись шли бонусом.)

С Винтерхальтером и Веласкесом у меня в детстве было «хочу-хочу такое платье», с Веласкесом же и Гейнсборо было «нравится, как её все за принцессу держат».

А вот Жанну Самари я с детства, с первого взгляда и на всю жизнь не полюбила до тошноты – ни тётку, ни живопись. Не полюбила по репродукции, а увидев в натуре, не полюбила вдвое. Настолько, что просто не могу себе представить, что творится в голове назвавших ее принцессою своего детства, кщастью, таковых всего 2%.

Collapse )
венецианский почтамт

о двух головах одного барана

Согласно последним открытиям омериканских учоных, на картине «Мясная лавка» художника Яна ван Либертэна (Шалон-ан-Шампань, городской музей), написанной, как предполагают учоные, в качестве ретабло главного алтаря церкви Пляски Святого Витта, помещается интереснейшая духовная аллегория.




Collapse )
гертруда

о древнем, новом и сладком

Казалось бы, очевидный и понятный парадокс (впервые, кажется, «озвученный» В. Вейдле) – что палеохристианское искусство не является христианским искусством.

То есть оно было христианским, христианским-то оно было, но вот искусством не было, ещё не было, были просто голимые сюжеты, круг новых из головы придуманных христианских сюжетов, и фсё. А глубинные слои, вот те, которые изъясняются невербальными смыслами, которые (они одни) и суть искусство, ещё не созрели до христианских, и там не было ничего кроме старых, техещё, невербальных смыслов – старые композиционные схемы, старые ритмы, старая стилистика, старая антропология старые технологии и материалы.

И ничо, жили как-то.
Не ощущая какого-то фатального недостатка.

Потому что ещё не пробовали той морковки, новых-то невербальных смыслов, и всё грызли старую, но занимались выращиванием, селекцией, окучиванием новой. Не выдрали всю старую (а, впрочем, Восток однажды даже и повыдрал везде, куда смог дотянуться), не сели ждать, пока новая вырастет из ничего, а постепенно выращивали новую из старой доброй.

Пока в один прекрасный момент мы во главе с Владимером Вейдле не приняли их в клуб. Признали, что вот отсюда – уже новая, вполне сладкая уже и для нас.

Collapse )