Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

котизГуббио

попросили показать

У меня есть несколько посуды ар-декошной, раскрашенной в модной тогда технике трафаретной набойки. Ну не то чтобы модной тогда (а сейчас не модной), а просто технологически актуальной сто лет назад, и затем далеко превзойденной и потому сданной в утиль.



Почти все предметы - не от-кутюр, но ширпотреб, и именно потому, что ширпотреб, их осталось мало на свете. Вот только эта французская чашечка - она от-кутюр, она лауреат всемирной выставки, выполнена исключительно заподлицо, и узорчик выдуман тоже с любовью, прямо Морис Дени.

Collapse )
котизГуббио

Лежит. В калу.

Дорогие френды и прохожие, как по-вашему, вот такие две нравственно-аскетические позиции –

- Я – свинья
И
- Я поступил как свинья –

-одно ли и то же суть?
Или немножко разные?
Или противоположные (в сем последнем случае - какая из двух подобает христианину)?



(ссыль на источник морально-богословского вдохновения я после добавлю, чтоб ненароком не повлиять на респондентов в ту, иную или третью сторону. И каменты попрячу поначалу.)

АПДЕЙТ при раскрытии каментов -  на источник вдохновения я наткнулась здесь.
естьженщиныврусскихселеньях

о хлебодаре, бутерброде и истолковании месседжа

Вот бывает такая фигура коммуникации, из трех частей.

  1. Проговорка –

  2. заполировывание проговорки –

  3. рецепция месседжа в его полноте и его истолкование.

Приведу пример такой трехчастной композиции из Ветхого Завета, т.е., конечно, из классика (всего лишь).

– А что мне тоже приснился сон, – сказал долговязый, – об этом здесь, кажется, совершенно забыли. Я не знал, ибрим, что ты такой искусный толкователь, а то бы я не отверг твоей услужливой помощи. Теперь я тоже склонен рассказать тебе свой сон, поскольку это возможно сделать словами, и ты растолкуй мне его. Приготовься же слушать!

– Я слушаю, – ответил Иосиф.

– Приснилось мне, – начал пекарь, – вот что, сейчас скажу. Мне приснилось – вот видишь, какой у меня был забавный сон, ибо как мог я, князь Менфийский, который, право же, не сует свою голову в печь, как мог я, словно какой-то мальчишка-подручный, словно какой-то разносчик пышек и кренделей… так вот, во сне я нес на голове три корзины со всякой сдобой, три мелких, ловко вставленных одна в другую корзины со всевозможными изделиями дворцовой пекарни, и в верхней печеная фараонова пища, всякие там коржи и рогульки, лежали открыто. Тут, махая крылами, поджав на лету когти, с вытянутыми шеями и вытаращенными глазами, прилетели птицы небесные и давай каркать. И, обнаглев, эти птицы бросались на корзину и клевали пищу на моей голове. Я хотел поднять свободную руку и помахать ею над корзинами, чтобы отпугнуть эту сволочь, но мне это не удавалось, рука отнялась. И они продолжали долбить, овевая меня резким запахом гнили…

Тут пекарь, по своему обыкновению, испугался, побледнел и попробовал улыбнуться своим нескладным уголком рта.

– То есть ты не должен, – сказал он, – представлять себе этих птиц, а также их запах, их клювы, их вытаращенные глаза слишком уж мерзкими. Это были птицы как птицы, и если я сказал «они долбили» – не помню точно, сказал ли я так, но вполне мог сказать, – то для лучшего понимания моего сна оговорюсь, что это слово было выбрано несколько опрометчиво. Мне следовало бы сказать: «они поклевывали». Птички поклевывали у меня в корзине, думая, видимо, что я хочу их покормить, ведь на верхней моей корзине не было ни крышки, ни покрывала, – короче говоря, все было в моем сне довольно естественно, за исключением того, что я, князь Менфийский, сам носил на голове булочные изделия, да еще, пожалуй, того, что мне не удавалось помахать рукой, но может быть, я этого и не хотел, потому что радовался прилетевшим птичкам. И это все.

– Истолковать и тебе? – спросил Иосиф.

– Как хочешь, – ответил пекарь.

– Три корзины, – сказал Иосиф, – это три дня. Через три дня фараон выведет тебя из этого дома и вознесет тебе голову, прикрепив тебя к дереву или к отвесному столбу, и птицы небесные будут клевать с тебя твое мясо.
И это, к сожалению, все.

А теперь то, из-за чего я вспомнила про эту фигуру коммуникации.
Collapse )
софонисба

Corpus Scriptorium Ecclesiasticorum Latinorum. Wien, 1894,XXIX, 276, 9ff



В конце 90-х епископ Сульпиций Север написал своему знакомому и соседу епископу Павлину Ноланскому и попросил у него одолжения. Пришли мне, говорит, владыка, свой писаный красками портрет, мы его повесим в церкве, хорошо будет – ты приедешь, например, в гости, а тебя все сразу узнают. У нас уже есть портрет Мартына Турского, вот того, что недавно почил, а теперь повесим твой – будет два.

Ноланский владыченька отнесся к просьбе осторожно и рассудительно. С одной стороны, как всякий римский гражданин, Павлин был знаком с практикой рассылки портретов высокого начальства по провинциям, с другой стороны, тут ещё даже с иконопочитанием не вполне разобрались, а не то что.

И ответил Сульпицию так: «Небесного человека невозможно изобразить, земного человека не должно изображать»,

 

Collapse )

 

  • Current Music
    да вот беда - не вышел мордой
  • Tags
естьженщиныврусскихселеньях

лтдыбр

1. Окна новые во втором этаже мы наконец вставили. Осталось только местами выкрасить да выбросить и медное антикварное шпингалетье на прежнее место присобачить. Столяр Люк, бригадир работ, посещавший наши окна дважды в неделю в течение пятидесяти дней, - незабываемые впечатления. Из матюгов он знает только «Юп!» и «О-исс!», это эквиваленты нашему «эй, юхнем», ничего другого я ни разу не слышала. Никакого алкоголя, даже пива, в обеденный перерыв. Свистит за работой из «Волшебной флейты», а если примется петь, то непременно Расинову кантику  Форэ, опус одиннадцатый.
А ещё они сами за собой подметают опилки, см. картинку ниже.
И когда я кормила их супом, говорили, что я ангел.

2. Коты вчерась зазвали в библиотеку птичку с улицы. Зазвали, закрыли плечом дверь, и началось! Когда мы вошли, уже не видно было, какой породы птичка. Перья были  – серые.  Я, естессна, потеряла сознание, а они – «Ну а чо! мы же хищники! Мы живем в падшем мире, детка! и вообще это была плохая птица! она смородину обгрызала! а почему в библиотэке? – так в библиотэке удобней, ей не улететь, а нам как раз допрыгнуть». И хвостами обнимают мои дрожащие ноги.

А это просто Муфтий после дождя.



Опилок, как видите, нет.

загадочная

ещё павлинов

Это моя выпускница, которая продолжает заглядывать к нам пару раз в месяц пообщаться и чего-нибудь покрасить под моим надзором. Дома она не торопясь пишет две-три небольшие иконы за семестр, и дополнительно упражнениями упражняется.




Collapse )
ну-ну

две девочки с дохлыми птичками


Одна из самых любимых (странною любовью) картинок в собрании наших Королевских Музеев.
Во-первых, сюжет. Появление нового сюжета в истории искусства человечества – это всегда событие. Особенно в XVI в., когда сюжетов было ещё, строго говоря, кот наплакал. Выдумывали новые ещё робко, а зато уж как выдумают – то начинают с ним носиться, как с писаной торбой. А потому что выдумывали только то, о чем действительно пелось неудержимо.

Сюжетную линию девочки с дохлой птичкой потом заездили и затаскали вдоль и поперёк. Устойчивая мода растянулась на три века. Но вот эта брюссельская картинка – если не первая, то наверняка одна из первых. Откровение.

«Про что картинка», я писать не люблю, особенно если картинка – тут-она-вот-она. Художник уже всё сказал.
Эта картинка ясно про что. Она про девочку с тонкой душевной организацией и то, что её ожидает в этом падшем мире, мы тут все взрослые люди, знаем, что её ожидает.
Animula, vagula, blandula, Hospes comesque corporis...

Удивительно до обморока – как поздно, как ужасно поздно об этом задумались и изложили в образной форме. Феномен был всегда, а приняли во внимание, включили в сферу культурного сознания – только в XVI в. То есть тогда, когда, собственно, и дохлой птички-то никакой уже не нужно было. Птичка – всего лишь символ, а зачем нам символ, когда уже есть образ. Когда уже научились (на христианском Западе по крайней мере) изображать девочку так, чтобы у неё на лице было отчётливо написано всё то, что дохлая птичка только символизирует.
Этапная вещь, короче. Свидетельство великого исторического перелома.

Да, в процессе нагугливания репродукции мне попалась картинка, которую не могу не запостить.
http://www.flickr.com/photos/73155934@N00/86554805/lightbox/ 
Сюжет тот же. Девочка, похоже, того же психологического склада, что и героиня картины. И мир, с которым девочка непосредственно соприкасается, примерно такой же падший, как тот, с которым соприкасалась наша фламандочка четыреста лет назад. А поражает (меня, во всяком случае) другое: запечатлевший её фотограф и вот мы (вас включая)  - мы все принадлежим к культуре, которая научилась понимать таких девочек и адекватно их изображать. Пускай мы не все сами можем ручками, красочками высказаться, но всё же это наше, родное, говорящее.

А вот девочка с фотографии - в отличие от героини картины - принадлежит к совсем другой культуре.
загадочная

Павлины

Я тут, никуда не делась, просто у меня что-то рабочий запой случился.
Наверное, это дети, которые подтягивают свои хвосты к выставке, на меня так действуют. Взаимный вампиризм. После семи часов возни с десятком двоечников меня хватает ещё часа на четыре спокойной работы для себя, благо светло аж до 10 вечера.
А этих павлинов я с ними писала, очередной этюд с рельефа, каждый год с младшими что-то новенькое на уроках пишется, двумя охрами + чернило и белило.
Оригинал пребывает в базилике Санта-Мария Ассунта в Торчелло, мраморная алтарная преграда.


Collapse )