Category: спорт

естьженщиныврусскихселеньях

о героине

В конце 70-х мне однажды случилось участвовать в лагерном КВН. Среди задач была такая – экспромтом описать литературную героиню, а соперник пусть угадает, что это за героин. Баллы начислялись и за загадку, и за отгадку. Наша команда, естессна, выставила сражаться меня отличницу, и я с места в карьер, не жалуясь на память, изложила несложное –

Всегда скромна, всегда послушна,



Всегда как утро весела,
Как жизнь поэта простодушна,
Как поцелуй любви мила;
Глаза, как небо, голубые,
Улыбка, локоны льняные,
Движенья, голос, легкий стан,
Всё в... (тут была пауза) - но любой роман
Возьмите и найдете верно
Ее портрет: он очень мил,
Я прежде сам его любил,
Но надоел он мне безмерно.

У соперницы в глазах загорелся радостный огонек узнавания, и она выпалила:

- Татьяна Ларина!

Из членов жюри некоторые (но не все) ухмыльнулись.Болельщики нерешительно сопели.

- Таки Ольга. Ольга Ларина, - раскололась я, и теперь уже ухмыльнулись все члены жюри. Болельщики радостно заорали и засвистели.

Настала очередь соперницы. Она порядком разозлилась, что вот этак обдёрнулась сгоряча. А предоставить описание следовало экспромтом. Вобщем, ей было трудно.

- Молодая девушка! – начала она. – Илигантная как олень! С длинными волосами черными как ночь, которые падают на плечи пышной волной! И большие глаза с оленьим разрезом.

Это было всё. Дада, всё. Мне надо было отвечать. Быстро прикинув в уме, с какими произведениями русской классики эта восьмиклассница могла бы встретиться в жизни своей, и какая героиня оных могла бы запечатлеться в ее сознании в виде вышеописанного клише, я нерешительно остановилась на Тамаре из «Демона».

- Татьяна! Татьяна Ларина! – торжествующе провозгласила соперница.

Команды получили от лагерного жюри равное число баллов. Ещё бы, я ведь совсем не отгадала, а она почти наполовину. Поэтому эти большие глаза с оленьим разрезом я запомнила на всю оставшуюся жизнь. Тем более что несколько позже я поняла, откуда росли ноги у этих глаз.

Collapse )
котизГуббио

médecin des pauvres

Волоча очередную тележку книг на почту, потянула себе запястье толчковой правой руки, хорошо так потянула, весь день ни по клаве от души постучать, ни кисточкой помахать (для заинтересованных лиц примечание – уже значительно полегчало). А вылечила меня Маруся. Ночью явилась ко мне и навалилась пузом на поломанную руку. И так проколдовала всю ночь. Я меняю позицию – она перевертывается и опять оказывается на нужной руке.

Это при том, что обычное ее место – у меня на голове. В этом она сходствует с Мировой Закулисой, постоянно предлагающей мне через сетевую рекламу Тренажеры для мозга.

(А Муфтий обычно спит вытянувшись вдоль меня, валетом, обнимая руками и ногами без кохтей мою руку так, чтобы мои пальцы оказывались у него в горжетке. Вытопчет себе место, бякнется, примерится – если не попал, то вскакивает, прицеливается точнее и тут уж непременно попадает горлом против моих кохтей).

Collapse )

гертруда

их нравы

На Блошке видела дивную уличную ссору. Какой-то старик, идеально описуемый при помощи устаревшего, но точного слова «фат», весь такой в золотых очочках, белоснежной спортивной сорочке и этакой жилетке и соломенной шляпе, с длинноногой спутницею в крепдешине, заговорил было с блошиным торговцем малоевропейской наружности, пародируя малоевропейский акцент.

Парень, ну, обычный парень блошиного сословия, скорее грузчик, чем собственно антиквар, поднял на него серьезный взгляд и сухо поинтересовался, почему месье так с ним разговаривает. Тот как-то не сообразил сразу отставить свои шуточки и извиниться, и попробовал было ещё повыёживаться. И тут парень спокойно и отчетливо устроил ему такую выволочку на вполне пристойном французском, ну то есть не как академик Лихачев, конечно, без сложносочиненных предложений, но замечательно связно по мысли и безукоризненно вежливо. Ни разу ни намеком ни ненароком не нахамив в ответ, дал дедушке понять, что он себя вел как расист дешевый. Красавец, на которого уже все смотрели, был вынужден извиняться по меньшей мере трижды, сперва снисходительно-поспешно, потом ещё раз обстоятельно и самооправдательно, наконец просто растерянно и покаянно, и только после этого был уведен с поля боя своей дамой, которая тоже присоединилась к извинениям.



Мне хотелось аплодировать, но я удержалась, вспомнив о Достоевском и Гарибальди.

ну-ну

какие они, андели?

Рассылка "Коломенской версты" опять картиночками креативненькими радует.

Любопытно следить - не за техникой, конечно, технику ету "священную" кто же сейчас не знает наизусть! - но за изменениями выражения личика персонажа.

Вот тут он ещё бесстрастный никакой, хотя компактненький ротик и поддернутая вверх правая ноздря уже начинают внушать некоторое беспокойство.




Collapse )
стейнленкошка

скоромного в ленту

(антисвяточный рассказ, фамильный анекдот,  комментируя у френдессы вспомнилось)

Мой папенька, происхождением из крестьян старообрядцев, был в начале 60-х красавец студент-медик, отличник и спортсмен. Тяжелая атлетика. Перспективный был, призер областных чего-то там. Впрочем, он вовремя бросил.

С жилплощадью в областном центре уже тогда тогда ещё было туго, папа снимал угол нито чулан в частном секторе без удобств у сердитой бабки. Бабка ложилась спать с курами (т.е. сразу после наступления темноты, телевизора же тогда ещё не было), а папа возвращался гораздо позже, из библиотеки, с тренировок, и вообще. Не вздувая огня (бабка обижалась на лишние обороты счетчика) и стараясь не зашелохнуть, ни прогреметь, он принимал ванну на кухне. По соглашению с бабкой нарочно заранее устраивал себе горячую воду на печке в ведерном таком бачке.

Вот он в один такой прекрасный вечер вернулся с тренировки, бачок свой снял с плиты на пол и блаженно засунул в него свои усталые тяжелоатлетические ноги, шевеля пальцами и отыскивая дно.

Collapse )
ну-ну

сама я не смотрела

Но вот уже четвертый день наблюдаю в своей (на 90% христианской) ф-ленте реплики, рецензии, замечания и дискуссии по поводу олимпийского шоу. Мнения относительно профессионализма и качества общего замысла и его элементов. Суждения по поводу выбора культурных феноменов, так или иначе использованных в винегрете. Конклюзии о духовном того винегрета месседже. Видала даже дискуссию о том, чтО больше оскорбляет чувства верующих – намеки на русскую сакральную архитектуру или недостаточно точные и глубокие  (ибо без крестов) намеки на русскую сакральную архитектуру.

И вот эта почти всеобщая вовлеченность, ага. Нормальная такая забота среднестатистического потребителя культуры (не специалиста, не искусствоведа-музыковеда-культуролога) о его культуре. С понятием о добре и зле и градациях того и другого.

Вся эта дифференцированность суждений, и осведомленность, и убежденность, и богатая аргументация – для оценки чего?  Полностью светского языческого шоу при открытии полностью светского языческого собрания.

А о том, как выглядят (звучат, пахнут, ощущаются) свои собственные храмы, богослужения, песнопения, одежды, изображения – не дождесси. Разве что ежели кто очередного краснокожего-в-перьях в крещатом нимбе или очередную дикую гримасу Софрина запостит, тогда можно ожидать оживления в каментах. А вообще тех, кто в моей ленте пишет про свою собственную (так? Она же наша, нет?) современную христианскую культуру, можно пересчитать по пальцам одной руки. И все они – профессионалы. И то по большей части пишут в подзамках, где собираются профессионалы же.

Вот что это, доктор?