?

Log in

No account? Create an account

Категория: техника

о бытовой технике опять

Когда хлебопечка начинает месить, вот только начинает! с регулярным мягким всхрапыванием возить по стенкам своей черной камеры клок будущего теста, и непременно кусочек-другой залипнет в углу, оторвавшись от большой материнской медузы. Винт вертит ее тупо-сосредоточенно, она переваливается и тянется ото дна на сторону, и наваливается поочередно на каждую из стенок, вжик-плямс, и вот, кажется, сейчас подцепит из угла эту чайную ложку отставшей размазни – но нет, не задело, поехало дальше, жирный прибой неповоротливо ляпает и ляпает по кругу, волоча за собой ложноножки. И хочется пальцем подпихнуть отставший кусок – месись, мол, со всей массой! – но я этого никогда не делаю. Во-первых, занятно убеждаться, что тесто, разбухая в строго рассчитанном тепле, всегда рано или поздно добирается до заныкавшегося в угол дезертир-кусочка.

А во-вторых, это очень похоже на иллюстрацию к «Дубровскому».

В ходе обсуждения поломойной темы возник спор -

А является ли заслугой Западной Европы наличное ныне в оной смягчение нравов? (что меня радует – здешнее смягчение нравов как таковое не оспаривается! принято как данность! это уже великое дело на фоне успехов пропаганды).

Так вот – откуда ноги растут у смягчения нравов? От успехов проповеди Евангелия или просто с жиру, т.е. от благосостояния? Мой собеседник думает, что «пока Европа не преодолела нищету, нравы там были не очень. По крайней мере, Гюго говорит именно так, Диккенс говорит именно так» – на что я отвечу, что:

- само наличие Гюго и Диккенса уже есть индикатор и, так сказать, рупор смягчения. На поколение опередивший наших индикаторов и рупоров, Н.А. Некрасова и Ф.М. Достоевского (который, согласно источникам, как раз Гюго и Диккенса в детстве читал запоем).

Девочек с мертвыми птичками всегда хватает , но мягкость нравов общества определяется тем, внимательно ли оно к таким девочкам или нет. Общество земли-в-нейже-живу посочувствовало девочке с дохлой птичкой уже в XVI в., когда никакого грабежа сибирских соболей колымского золота и прочего урана с нефтью кофейных плантаций ещё и в помине не было. Посочувствовало за триста лет до своих Гюго и Диккенса, не говоря уж о начитавшемся их нашем Достоевском.

Которого, как всякий школьник знает, помимо проповедников литераторов Гюго и Диккенса, поразили также и иконописцы (ну ладно, ладно! Художники!) Ганс Гольбейн (1497-1543) и даже Рафаэль Санти (1483 – 1520).

А не поразили бы – кто знает, когда бы ещё русские епископы литераторы кинулись смягчать нравы. Хватило бы им трехсот лет благосостояния с нищетою по краям, или нет.

Profile

загадочная
mmekourdukova
mmekourdukova

Latest Month

Сентябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com