Category: эзотерика

Category was added automatically. Read all entries about "эзотерика".

естьженщиныврусскихселеньях

восточного загадочного

С утра в ленте висит вот это сюзане.



Там сказано, что на этом сюзане имеется сознательный сбой паттерна, умышленно испорченный фрагмент, и что это-де языческая примочка, от сглаза. Я вообще-то не раз слышала от музульман (и немузульман интересующихся исламом), что умышленные неправильности в их национально-культурных орнаментах продиктованы смирением - один-де Аллах совершен, а твари-де негоже корчить из себя совершенство, рисуя совершенные орнаменты. Не знаю, чему верить, т.е. считать ли эти нарочно устроенные косяки языческим оберегом или странным вывертом смирения (я не верю, что устраиванье косяков надежно предохранит меня от несходства с Божеством, а рисованье возможно более совершенных и правильных картинок придаст мне с Ним опасное прямо до неразличимости сходство).

Да и ну его, богословие - оно ведь что дышло. Мне любопытно другое.
В оригинальном постинге мы не сошлись во мнениях по поводу того, где именно на этом сюзане умышленный косяк (косяки).
Т.е. я, разумеется, сразу увидела также и то, что считает косяком автор исходного поста, но считать это за косяк отказалась. А нашла другой, вернее, даже несколько других. Т.е. я вижу сознательный косяк совсем в другом, чем автор исходного поста. Принцип создания нарочитого косяка, по-моему, совсем другой, чем может показаться некоторым. Или скорее не другой, а менее тупой. Более сложный.

Поэтому спрашиваю вашего мнения - где тут сознательные сбои паттерна?

В идеале, конечно, найти оба мнения, оба принципа, и высказаться за и против.
Каменты ненадолго прячу, а поздравлять с находкой буду только тех, кто увидит то, что увидела я.

Ссыль на источник я потом приделаю, чтоб ни на кого не повлиять моим мнением там в каментах.

Апдейт - френдесса svetasmirnova первая увидела!
...и френд caldeye,
...и gannota_i,
...и mich_punk
Collapse )
ну-ну

об элементах вероучения

Френд пишет -

Приходится наблюдать один и тот же процесс - верующий человек, усомнившись в одном элементе вероучения, обнаруживает, что вся конструкция, еще недавно такая прочная, начинает разваливаться на куски, вплоть до полного обрушения.

Это заставляет других еще яростнее выкрикивать: "Ни шагу назад".
А иных подвигает к заныриванию в мистические глубины.
Кто то просто замирает в растерянности.
Жизнь прожить, не поле перейти.

(и дальше в каментах важное уточнение – «Тут действительно такой комплекс своего рода, не только догматические постулаты, но и обряд, и литургические моменты, и этические, и антропологические, и все эти "можно"-"нельзя".
Такой сложный комплекс, в котором и Евангелие, и молитва, и общение,
и все взаимосвязано.
»)

Оставив в стороне тот – впрочем, любопытный! - факт, что вероучение названо конструкцией (т.е. мертвым искусственным сооружением), перейдем сразу к главному. Мне сдается, что описанные типы поведения – это только типы поведения, а не группы людей. Что на каком-то этапе (этапах) всякий верующий действует по модели «ни шагу назад», и всякому случается замирать в растерянности, и всякому – заныривать в мистические глубины (сюда я включаю вообще всякие поиски и любые находки Духа вне рамок канонических практик).

Просто поначалу у всех доминирует настроение «ни шагу назад» или «растерянность», а «глубины» посещают редко. А с опытом «глубины» случаются чаще, а «растерянность» и «ни шагу назад» реже. Вера – она же не конструкция, а что-то вроде растения.

Можно, например, лабораторную работу проделать, взять какую-нить лакмусовую бумажку, небольшой элемент вероучения , и спросить себя, куда оно меня толкнуло, в растерянность?

В ни шагу назад?

Или в глубины?

Если спросите, зачем я выбрала для лакмусовой бумашки такую заведомую какажку, я ехидно отвечу – а чотакова, елемент как елемент (я не шучу, я уже хорошо знаю из опыта, что весь этот текст и всякую его строку можно подтвердить ссылками на Отцов).

Или так отвечу – а покажите мне на лествице, на шкале какой-то, откуда считать релевантные элементы.

И докуда. Последнее даже важнее.

  • Current Music
    и невозможно нашим мордам глядеть, откуда льется свет
  • Tags
гертруда

идоложертвенного мяса, Шарапов, - НЕ БЫВАЕТ.

По поводу сегодняшнего 1-е Кор., 8:8 – 9:2, тем более что и во ф-ленте упоминали –

Мне всегда казалось, что вполне ясный месседж: я, имеющий знание (о том, что идол ничто и «идоложертвенное мясо» - обычная пища), при некоторых условиях не должен бы есть этой обычной пищи, из тонких этических (а не из мистических!) соображений.

Условия, при которых мне лучше бы не есть «идоложертвенного» мяса – это если меня может увидеть кто-то, какой-то брат, кто ещё верит в идолов (и, сталбыть, в идоложертвенную пищу). Причем остается неясным, что за брат-то? Христианин (но плохой, раз в идолов верит)? Оглашенный? Язычник?

А какая опасность угрожает брату? В чем именно он соблазнится? Он может, глядя на меня, тоже поесть мяса? Нет, не так. А он может, глядя на меня, поесть мяса – как идоложертвенного мяса, опасность – в том, что он про это мясо, жуя его, будет думать чушь.

Апостол, по-видимому, знает, как трудно заставить твердолобых не думать более той ерунды, которую они привыкли думать. Он знает, что петь в унисон той галиматье, которой набиты головы немощных, гораздо проще, чем пытаться эту галиматью вымести вон. Т.е. убедить брата, что идолы ничто и идоложертвенная еда тоже призрак – это чижало. Надеяться на то, что брат, который верит в идолов и в идоложертвенное, воздержится от схватить и сожрать кусок «идоложертвенного» мяса, когда другие, включая продвинутых христиан, пируют, - тоже утопия. Он не разуверится, он не воздержится. Единственный надежный способ не допустить тупого и невоздержного брата до падения – это не есть при нём того, что он (единственно по своей тупости) считает идоложертвенным.

Collapse )

естьженщиныврусскихселеньях

чистый лик

Вальдорфское-антропософское не отпускает.

Все-таки кукла без лица – она и всамделе икона, как простодушно признался в каментах вальдорфский педагог.



А вот ещё одно подтверждение .  

Забираю сюда на память часть беседы с (другой) иконопоклонницей
(картинки взяты из материалов по присланным ею ссылкам).



Collapse )
софонисба

опять об культуру ментис

По поводу полемики здесь.

Допустим, мне не нравится статья брата моего, в которой он критикует некое явление. Тут могут быть два варианта: либо мне это явление мило и близко, и я тогда его защищаю, аргументируя против статьи. Либо мне явление тоже не мило, но аргументация брата моего кажется слабой, нелогичной, уязвимой – тогда я критикую эту аргументацию, тем самым предлагая лучшую. С той же целью – укритиковать явление.

Конкретнее, по буквам: мне (допустим) не нравится статья, обличающая учение Флоренского об иконе, то есть обличающая сакрализацию средневековой стилистики, как единственно подходящей для иконы, на основе эзотерических умствований. Свое недовольство статьей, в зависимости от его причин, я могу выразить только одним из двух способов:

-  либо защищая сакрализацию средневековой стилистики, основанную на эзотерических предпосылках,

- либо предлагая другие (лучшие) аргументы против этой самой сакрализации.

Это и всё. Аргументация же в форме упреков автору статьи, что он сам как художник

- работает согласно принципам средневековой стилистики,

-работает в средневековой стилистике недостаточно прекрасно,

- подражает недостаточно прекрасному периоду средневековой живописи,

- недостаточно прекрасно подражает недостаточно прекрасному периоду средневековой живописи –

не имеет никакого отношения к делу. Даже если бы автор статьи подражал наипримитивнейшему из исторических стилей и подражал ему из рук вон плохо – это все равно не имело бы никакого отношения к делу при условии, что автор признавал бы законность иной стилистики и не пытался бы оправдать собственную – через эзотерику.

Collapse )

софонисба

причина глупых глаз на иконе

Уже не в первый раз встречая эту цитату (из письма №304 свт. Игнатия Брянчанинова) в полемике между противниками парижского «богословия иконы» и последователями оного, нахожу нужным предложить её к медитации вне контекста полемики, даже ссылок никаких давать не буду, может, потом апдейтом добавлю, а сейчас – просто цитата.

«Как должен быть осмотрителен, строг выбор натурщиков! Их чувства, их характеры, их нравственность, их способности переходят на картины. От недостатка столь нужной священной критики у нас на новейших иконах, в которых искусство живописи достигло неоспоримо высокой степени развития, вместе видны и резкие несообразности. Не намерен я исчислять их, потому что они бесчисленны, но выскажу ту несообразность, которая часто терзала мои взоры, когда они в тех глазах, из которых должна бы сиять Божественная Премудрость, усматривали выражение недостатка умственных способностей. Некоторый кучер, видный, но очень ограниченнаго ума, поступив ко мне в услугу, сам мне сказывал: “Я был натурщиком в Академии семь лет, в такой-то церкви такая-то икона писана с меня”. Он исчислял иконы, для которых служил оригиналом, которых не хочу наименовать, этого не стерпит мое сердце! Но вот причина глупых глаз на иконе: она – верный портрет статного кучера с глупыми глазами.»

Для удобства медитации предлагаю готовые умозаключения, которые из цитаты можно вывести.

Или нельзя?  Приглашаю заинтересованных в вопросе мыслителей лиц  вспомнить гимназический курс логики и выбрать из предложенного, какие идеи святителю были близки (то есть содержатся в его тексте в виде базовых аксиом или утверждений), а какие нет.

Collapse )

 

загадочная

антропоморфные божества из Королевских Музеев

Давно обещала продолжить эту серию из первобытного отдела наших Королевских Музеев:

1. простые мужчины и женщины http://mmekourdukova.livejournal.com/207528.html
2. чиновники и духовенство  http://mmekourdukova.livejournal.com/208107.html

 

А здесь будут теперь антропоморфные божества.
Их не так много мне попалось, не во всех культурах они водятся, но всё-таки набрался такой скромный пантеончик:

Collapse )
ну-ну

Задачка из "нравственного богословия"

Представим себе, что мы узнали о любимом и уважаемом нами человеке, ныне покойном, нечто такое, что, в принципе, лишает людей права на уважение. Нет, не смертный грех и даже не крупное преступление. Не то чтобы он резал падших женщин на ночных улицах Лондона или был воротилой наркобизнеса. Нет, попроще, но грязненькое. Скажем, воровал в гостях серебряные ложки, или периодически напивался до свинского образа, или путался с кем попало, или «кинул» кого-то на крупную сумму, или баловался оккультными практиками.
Вопрос – что от этого изменится? Наше отношение к этому человеку, или наша нравственная оценка мелкого воровства, невинного блуда и других невинных особенностей индивидуального поведения?
И еще – будем ли мы собирать и распространять информацию об этих серебряных ложках, грязных запоях и кидалове – ну, просто для количественного прироста  всяких вообще свидетельств об этом нами любимом и уважаемом лице? Или мы воздержимся, понимая, что найдутся морально нестойкие, кому такие свидетельства любящих о любимом повредят, понизят их нравственную планку в отношении к оккультизму, алкоголизму и прочим невинным особенностям индивидуального поведения?

И, наконец, самое интересное. Как мы решим эти два вопроса, если этот персонаж – не наш уважаемый и любимый покойный, а некто причисленный к лику святых? Я понимаю, что вообще-то понятия «уважаемый и любимый покойный» и «причисленный к лику святых» должны совпадать, но, поскольку на практике они не всегда совпадают – как решается задачка для первого случая и для второго?

епископмарков

Капризы демонологии в образе

В унаследованной мною выморочной библиотеке попалась вот такая прелестная вещица. Книжка-копейка из лермонтовской серии, изданная Ф. Павленковым за двадцать лет до октябрьского переворота. То есть Михаил Врубель в это время уже своего Демона написал, и маслом, и акварелью, во многих вариантах. А по соседству со врубелевским расходился большими тиражами для народа – такой вот Демон.

 
 

Такое вот параллельное богословие в образе. Как-то уживалось рядом.

(Напоминаю на всякий случай, что средневековая русская икона тогда еще не была «открыта», и средневековые демоны еще не «актуализировались» в сознании тогдашнего русского общества).